Перейти к содержимому

Битва электромобилей: кто выйдет победителем?




Как два миллиардера сражаются за рынок потенциальной стоимостью $1,6 трлн – в материале Forbes.ru.

Обычная придорожная закусочная на шоссе Interstate 5 — последнее место на земле, где вы ожидали увидеть зарядку для электромобилей. Это местечко затеряно среди фермерских просторов Калифорнийской долины, оно равноудалено на 200 миль от Сан-Франциско и от Лос-Анджелеса. Но теперь эта закусочная является одной из шести в мире станций «заправки» электромобилей Supercharger от Tesla Motors. Двухметровый блок станции стоит поодаль от заправочных бензонасосов, всем своим видом показывая, что не имеет с ними ничего общего.

Я подключаю к нему свой шикарный серебристый электромобиль Tesla Motors Model S стоимостью $85 000 на получасовую подзарядку, которая позволит мне проехать следующие 150 миль. Ко мне подходит мужчина, заправляющий свой внедорожник. «Сколько это стоит?» — спрашивает он. «Это бесплатно», — отвечаю я. Он качает головой и возвращается к своему автомобилю, где его ждет трехзначная сумма за топливо. Еще несколько часов пути и визит на одну из станций Supercharger, и я проделаю путь из Сан-Франциско в Лос-Анджелес. Это путешествие было невозможно еще неделю назад! Я проехал 400 миль за шесть часов без единой молекулы выхлопных газов и не потратив ни цента на топливо.

Прикрепленное изображение: 1.jpeg



«Ключевой аргумент людей против электромобилей — это сомнение, что у них не будет такого же чувства свободы, которое им дает автомобиль на бензине», — говорит Элон Маск, 41-летний миллиардер, со-основатель компании Tesla Motors. Маск планирует снять подобные опасения в следующем году при помощи сети Supercharger, работающих на солнечных батареях. «Самый простой способ показать, что электромобили значительно лучше бензиновых автомобилей, — это сказать, что топливо бесплатное».

В другом полушарии еще один миллиардер, 57-летний Идан Офер, предлагает альтернативный взгляд на ту же проблему. Его новый проект — компания Better Place построила сеть сервисных станций в Израиле и Дании, где водителям седанов Renault Fluence Z.E. легко и быстро заменяют израсходованные батареи на полностью заряженные. Действие занимает несколько минут и выполняется роботами. «Я хочу, чтобы сеть разрослась как можно быстрее, и я хочу, чтобы она охватила всю Европу», — говорит Офер, чье состояние Forbes оценивает в $6,2 млрд.

Прикрепленное изображение: 2.jpg



Оба миллиардера могут быть и не правы. Рынок электромобилей кажется сомнительным бизнесом — за этот год в США будет продано около 30 000 электромобилей Chevrolet Volt, Nissan Leaf и Ford Focus. Сравните эту цифры с 155 242 автомобилями Toyota, проданными только в октябре. Впрочем, электромобильный бизнес может стать конкурентным, но для этого ему нужны промышленные стандарты. И эта война Tesla Motors и Better Place — суперзарядка батарей против быстрой замены аккумулятора — война за следующую технологическую платформу вроде VHS против Betamax или Blu-ray против HD DVD. В итоге победитель получит возможность претендовать на весь автомобильный рынок стоимостью $1,6 трлн.

Чтоб поднять ставки в этой войне еще выше, соперники заигрывают джокеров. Первый из них — Китай, самый большой в мире автомобильный рынок, весьма заинтересованный при этом в электромобилях, чтобы меньше зависеть от нефти. Китайское правительство планирует, что к 2020 году в стране будет 5 млн электромобилей, но чиновники еще не определились со стандартом — хотят ли они сменные батареи или фиксированные, но с возможностью быстрой подзарядки. Решение правительства Китая может определить победителя в схватке за промышленный стандарт электромобилей. «Тот, кто выиграет эту гонку в Китае, получит одобрение правительства и услышит: «Да, вот этим путем мы пойдем», — говорит Офер. Он провел несколько лет, продвигая Better Place среди китайский партийных лидеров и автопроизводителей. «Они собираются еще немного поэкспериментировать, — добавляет Офер. — Поэтому нам надо развиваться как можно быстрее». Тут преимущество у израильского миллиадера.

Второй джокер: Уоррен Баффетт. Его холдинг Berkshire Hathaway владеет 10% акций в компании BYD, китайском автопроизводителе, который делает электромобили по стандарту Маска с несменяемыми батареями. Офер и Better Place пытались договориться с BYD о сотрудничестве, но BYD и Berkshire отказались. Компания BYD намерена экспортировать свои электромобили в США и на другие рынки. Тут преимущество у Маска.

Замкнутый круг. Проблему с американским рынком электромобилей можно свести к известной дилемме «замкнутый круг». Высокие цены и ограниченные расстояния для поездки — около 75 миль на одной зарядке — не позволяют вырасти продажам электромобилей. Из-за низкого спроса на электромобили производители с опаской относятся к инвестициями, которые бы позволили снизить цену и увеличить возможную длину пробега. И так до бесконечности.

Пять лет назад основатель Better Place Шай Агасси решил, что сможет разобраться с этой проблемой в масштабах всей планеты. Агасси, ранее работавший топ-менеджером в софтверной компании SAP, хотел использовать километры пробега в качестве мерных единиц, так же как сотовые операторы используют минуты, выставляя счет пользователям. Водители могли купить автомобиль, но Better Place оставался собственником ее батареи, самого дорогого компонента электромобиля.

В 2007 году Агасси вернулся на родину в Израиль, чтобы найти партнеров, и оказался в компании Идана Офера, которого он не рассматривал в качестве потенциального инвестора, так как состояние семьи Офера было заработано на нефти, перевозках и производстве химической продукции. Но Офера заинтриговала модель, предложенная Агасси. После восьми лет прожитых в Гонконге Офер знал, что страсть представителей среднего класса Китая к обладанию автомобилем сдерживается загрязнением воздуха в стране и недостатком собственной нефти. «Электромобили идеальны для Китая, Индии и любой другой развивающейся экономики», — говорит израильский миллиардер.

За несколько месяцев до встречи с Агасси холдинг Israel Corp Офера собирался инвестировать более $200 млн в совместное с китайским производителем Chery Automobile предприятие под названием Qoros для выпуска высококачественного автомобиля на экспорт. После встречи с Агасси Офер с китайскими партнерами решили, что Qoros будет электромобилем с заменяемыми батареями. Холдинг Israel Corp инвестировал еще более $200 миллионов в Better Place, получив около трети акций компании. Всего же Агасси удалось привлечь $750 млн от инвесторов, включая General Electric, Morgan Stanley и HSBC.

Две компактные в географическом отношении и нефтезависимые страны — Израиль и Дания были выбраны как первые рынки для Better Place. Но компания могла предложить потенциальным покупателям только одну модель электромобиля — седан, для которого Renault согласился сделать батарейный блок по стандарту Better Place. Другие автопроизводители уклонились от сотрудничества, не желая отдавать контроль над своими аккумуляторами.

Прикрепленное изображение: 3.jpeg



Ставка на Китай. Начиная с 2009 года Офер и топ-менеджеры Better Place регулярно наведываются в Пекин, где встречаются с чиновниками госаппарата и региональными партийными лидерами. «Надо аккуратно действовать и постепенно добиваться доверия», — говорит Офер, тщательно подбирая слова.






При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.