Перейти к содержимому

У Жеваго забрали энергию




Планы группы «Финансы и кредит» по созданию собственного энергохолдинга уходят в историю, сообщают «Комментарии».

В ближайшее время с энергетической карты Украины исчезнет один из некогда крупнейших игроков — ОАО «Луганскоблэнерго». Процесс ликвидации этого предприятия пройдет тихо и быстро, похоронив надежды Константина Жеваго на создание собственной энергетической империи.

Вопросом создания собственной энергетической империи Константин Жеваго озаботился еще в конце 90 х, когда его структуры выступали активными участниками приватизационных конкурсов, проводимых ФГИ. Настойчивость бизнесмена буквально сразу принесла первые плоды: в 1998 году он выкупил у государства по 35% акций «Одесса-» и «Луганскоблэнерго». Но чуть позже выяснилось, что за несколько миллионов гривен Жеваго купил не активы, а билеты на войну. Так, в Одессе его в штыки встретила российская группа «Лужники» Михаила Воеводина. А в Луганске его оппонентом стал ни много ни мало зять тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы Виктор Пинчук.

О том, что Пинчук пришел на Луганщину всерьез и надолго, говорил хотя бы тот факт, что в дальнейшем он включил в перечень своих активов 25% акций одного из крупнейших потребителей энергии в области — Лисичанского НПЗ. Но Жеваго не оставлял надежд на восстановление статус-кво и использовать свой шанс решил в 2009 году. Время для контрнаступления было выбрано весьма удачно. Во первых, тогда лидер БЮТ Юлия Тимошенко, в списках которой Жеваго числился народным депутатом, стала премьер-министром. Во вторых, Виктор Пинчук утратил былое влияние в стране и готовился выйти из состава совладельцев Лисичанского НПЗ. Для реализации своего плана руками юристов ФГИ группа «Финансы и кредит» состряпала иск, суть которого сводилась к следующему: необходимо расторгнуть договор о покупке Укрсоцбанком имущества у «Луганскоблэнерго». Но в конце 2009 года Высший хозяйственный суд Украины отказался удовлетворить эту просьбу, посчитав ее безосновательной.

Утратив контроль над ситуацией, Константин Жеваго фактически подписал смертный приговор луганскому «облу». Так, в мае 2012 года Министерство энергетики исключило его из списка предприятий ТЭК, принимающих участие в погашении взаимной кредиторской задолженности. Тем самым «Луганскоблэнерго» утратило иммунитет к принудительному взысканию долгов, чем тут же воспользовались ее давние кредиторы. И уже в июне 2012 года Хозяйственный суд Луганской области возбудил дело о банкротстве «Луганскоблэнерго», а пару недель назад (13 ноября) утвердил реестр требований кредиторов.

При этом инициатору банкротства — ГП «Энергоатом» луганская компания должна всего 25 млн. грн., тогда как ее основным верителем является вышеупомянутое ГП «Энергорынок» (размер признанных судом претензий равен 1,6 млрд. грн.). Исходя из этого, можно практически безошибочно предположить, что именно «Энергорынок» возглавит ныне формирующийся комитет кредиторов «Луганскоблэнерго», что даст ему право самостоятельно решать дальнейшую судьбу этого предприятия. Пока в ГП не распространяются о своем решении, но особого выбора у «Энергорынка» нет: «Луганскоблэнерго» не имеет активов, а следовательно, нужно поднимать вопрос о его ликвидации.

Объяснить это решение можно, например, тем, что «Энергорынок» уже несколько лет под руководством менеджеров Рината Ахметова системно решает вопросы сокращения своей «кредиторки» и «дебиторки», и списание долгов перед ним луганской энергокомпании вписывается в эту программу. К тому же ликвидация «Луганскоблэнерго» вряд ли вызовет социальное напряжение в регионе, ведь сейчас в этой компании работает десяток сотрудников. Что касается государства, то ему уход луганского ОАО даже выгоден, ведь это предприятие уже давно является участником схем по переуступке долгов, в результате чего частные структуры становятся крупными кредиторами местных коммунальных и госпредприятий и затем начинают их терроризировать. В общем, с поводами для инициирования ликвидации «Луганскоблэнерго» у «Энергорынка» все в порядке. Поэтому совсем необязательно говорить о том, что автором этой идеи вполне может быть нынешний хозяин Луганского энергетического объединения и ситуативный партнер Рината Ахметова Константин Григоришин.

DISCOVERY: С чем попрощались «финики» за последние два года
Проблемы у Константина Жеваго начались еще в декабре 2009 года, когда за несколько недель до президентских выборов СБУ заявило о том, что банк «Финансы и кредит» участвовал в отмывании 500 млн. грн. Но настоящие сложности киевский миллиардер ощутил после того как поневоле стал оппозиционером. Так, уже через несколько месяцев после победы Виктора Януковича близкое Жеваго ООО «Научно-производственное предприятие «Атол» стало активно терять спецразрешения на пользование нефтегазоносными недрами, среди которых были Заречное, Кольцовское и Любачевско-Щербаковское месторождения.

Для того чтобы сохранить за «Атолом» хоть какие-то активы, представители Жеваго принялись утверждать, что бизнесмен готов продать компанию. Но даже если у него и был такой план, внимание Константина Валентиновича отвлекли другие события. Одним из них стала его непродолжительная война с самым богатым бизнесменом Украины Ринатом Ахметовым за рынок экспорта украинской электроэнергии. Осенью 2010 года близкое Жеваго ЗАО «Белоцерковская ТЭЦ» стало участником аукциона, на котором госпредприятие «Укрэнерго» продавало право доступа к высоковольтным ЛЭП, но в итоге оно не только с треском проиграло этот конкурс вездесущей группе «ДТЭК», а даже было лишено права участвовать в последующих торгах.

Уходящий год стал для киевского миллиардера сплошным разочарованием. Так, летом близкое ему ООО «Феррэкспо» было отлучено от права распоряжаться активами государственного Приднепровского гидрометаллургического завода. Это поставило крест на планах Жеваго наладить обогащение руд в Днепродзержинске. Но на этом черная полоса бизнесмена не закончилась: в октябре этого года выяснилось, что подконтрольная ему шахта «Новая», специализирующаяся на добыче железной руды, лишилась права эксплуатации балок «Розбери» и «Терновая». Сейчас их куратором является компания «Транс-Трейд» донецких бизнесменов Руслана и Сергея Цыплаковых. Но для Константина Валентиновича важно не столько имя его оппонентов, сколько результат их труда: благодаря Цыплаковым шахте «Новая» вскоре негде будет складировать отходы своего производства, что заблокирует ее работу. А такие перспективы точно не будут благоприятствовать стабильной работе подконтрольного «финикам» Полтавского горно-обогатительного комбината, которому «Новая» отгружает собственный железорудный концентрат.

Дмитрий Рясной


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.