Перейти к содержимому

Выбор редактора

Абромавичюс: «Земельная реформа нужна не МВФ, а самой Украине»




В Украине стартовала системная подготовка к проведению земельной реформы. В планах правительства - начать наработки законодательной базы для запуска рынка земли в этом году. О перспективах реформы, ее возможности и риски мы поговорили с бывшим министром экономического развития и торговли Украины, председателем наблюдательного совета недавно созданной Украинской академии корпоративного управления Абромавичюс.

- В Украине впервые за долгие годы всерьез заговорили об отмене моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Как вы оцениваете намерения Кабинета министров наконец урегулировать земельные отношения в Украине?

- В Украине уже давно назрела земельная реформа. Сейчас для ее проведения действительно уникальный момент. Впервые в истории Украины она обсуждается очень бурно, о чем свидетельствует такая яркая отрицательная реакция популистов, которые предлагают раз и навсегда закрыть эту тему. Это свидетельство того, что мы движемся в правильном направлении.

Сейчас очень благоприятный момент для решительных действий в этом направлении. На нее есть спрос, есть понимание того, что эта реформа может стать серьезным толчком для развития страны, который будет влиять не только на аграрный сектор, но и на всю экономику в целом. Если упустить этот шанс сейчас, то следующая возможность для проведения земельной реформы появится только через год после парламентских и президентских выборов. Поэтому очень важно запустить этот процесс с начала следующего года.

- В какой мере отмены моратория на продажу земли связано с требованиями МВФ? Во время вашего пребывания на посту министра экономики вопрос получения кредитной помощи связывалось с введением рынка земли?

- Украинские реформы не нужны ни МВФ, ни Всемирному банку, ни нашим западным партнерам. Реформы, включая земельный и пенсионную, а также борьбу с коррупцией, создание новых судов и новых правоохранительных органов, нужны самой Украине.

За годы так сложилось, что в силу в том числе хрупкой коалиции в парламенте и отсутствия политической воли, без внешнего толчка и даже определенного прессинга много реформ продвигаются вперед. Я, как бывший член правительства, считаю, что без внешнего давления и давления гражданского общества нам ничего не удалось решить. Поэтому я поддерживаю наших западных партнеров, которые понимают важность этих реформ и выдвигают действительно жесткие требования в обмен на финансовую и политическую поддержку Украины. Я считаю, что это справедливо.

- Какой экономический потенциал запуска в Украине рынка земли? Можно ли опираться на какие-то конкретные экономические просчеты перспектив и рисков? С вашей точки зрения, приблизится Украины к отмене моратория в этом году?

- Когда я был в правительстве, эта тема не обсуждалась так серьезно. Не было заявлений главы правительства, как сейчас, о реальном намерении провести земельную реформу. Сегодня я делаю расчеты скорее как инвестор, предприниматель и общественный деятель, понимающий украинские реалии. Даже если мы сначала оценим землю в $1500 за 1 га, и скорее всего такая цена и будет на начальном этапе, то мы выйдем на цену всего земельного фонда Украины на уровне около $48 млрд (32 млн га земли).

Цена в $1500, безусловно, ниже, чем в Центральной и Восточной Европе, но в Болгарии, Румынии и странах Балтии тоже не сразу вышли на высокие цены. Кроме того, объективно говоря, и другие активы в этих странах стоят дороже, чем в Украине. Прежде всего, экономический эффект будет заключаться в том, что имея право собственности, конституционное право распоряжаться своей землей, люди смогут получить кредит в банке на развитие собственного бизнеса, оживит всю экономику.

Есть существенная разница между арендой земли и правом собственности. Это принципиально разная мотивация для инвестора. Поэтому $48 млрд могут стать высококачественной залогом, который стабилизирует всю банковскую систему. И это запустит программы кредитования по привлекательной ставке не только для сельскохозяйственного сектора, но и для других отраслей украинской экономики, включая кредитование физических лиц. Это создаст эффект, которого не было с момента обретения независимости.

- Еще более дискуссионный вопрос, чем сам факт продажи земли, это предоставление нерезидентам Украины наравне с гражданами возможности получать на нее право собственности. Насколько вероятно, что в рамках земельной реформы она появится у иностранцев?

- Идея дать такую ​​возможность иностранцам в Украине действительно очень непопулярна. Но одной из главных целей земельной реформы должна стать максимизация цены на землю для тех, кто владеет ею сейчас. Поэтому чем больше мы введем ограничений, тем ниже будет цена для нынешних владельцев, и это будет противоречить основной идее этой реформы.

Я в принципе за то, чтобы ограничений было как можно меньше. Но исходя из опыта других стран, где почти везде вводились ограничения на покупку земли для иностранцев, я бы согласился на временные меры на начальном этапе. Я бы склонился к тому, чтобы разбить реформу на несколько периодов. На первом следовало бы предоставить право покупать землю только украинским физическим и юридическим лицам, в которых украинские бенефициары имеют 51% акций. Это дало бы возможность иностранцам владеть миноритарным пакетом акций таких компаний, заставляло бы их искать партнеров в Украине. И только через 10 лет можно было бы выйти на второй этап реформы, который бы снял какие-либо ограничения для иностранных компаний. Но это мое видение, и оно сейчас не очень популярно в Украине.

Гораздо популярнее позиция заключается в том, чтобы на первом этапе позволить покупать землю только физическим лицам. Права юридических лиц при этом пока остаются под вопросом. Поэтому дискуссия на эту тему предстоит еще достаточно острой. Было бы правильно провести масштабную разъяснительную кампанию, которая показала все преимущества привлечения иностранных инвестиций.

- Как бы вы оценили перспективы китайских инвесторов в Украину при возможном запуске рынка земли? Проявляли ли китайские агрохолдинги интерес к этой теме, когда вы были министром экономики Украины?

- Лично я слышал много об интересе китайских инвесторов к украинскому АПК и знаю, что у них был негативный опыт работы с ГПЗКУ (Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины) во времена президентства Виктора Януковича, но лично я не сталкивался с ними во время своей работы в правительстве. Возможно, какие-то переговоры шли по линии Алексея Павленко, на тот момент был министром АПК.

Но я уверен, что если сделать либеральную реформу земельных отношений в Украине, то появятся и китайские, и арабские, и западные инвесторы, потому что украинская земля качественная, ее можно купить в больших объемах, здесь благоприятные рельеф и условия для обработки. Но мне бы хотелось видеть развитие событий так, чтобы китайцы работали вместе с Украиной в ​​совместных предприятиях и инвестировали не только в производство сырья, но и в переработку. Это позволило экспортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью. При выходе на украинский рынок китайским инвесторам нужно иметь это в виду. В перспективе 10-20 лет производители должны сосредоточиться именно на глубокой переработке. Это будет главный тренд развития аграрного сектора.

- Вы продолжаете общаться с руководством Украины, представителями Кабмина, с министром АПК Тарас Кутовой. С вашей точки зрения, хватит ли у власти политической воли довести земельную реформу до конца и запустить рынок земли уже в начале 2018?

- Я считаю, что двигатель этой реформы - лично премьер-министр Украины, и это дает больше шансов на успех. Если раньше вероятность проведения реформы была ниже 50%, то сейчас шансы гораздо выше этотого показателя.

Единственное, я не совсем согласен с той частью правительственной реформы, которая касается прав отечественных производителей. Украина уже идет по пути фермерства индустриального направления. Тысячи компаний обрабатывают тысячи гектаров земли ежегодно. В Украине есть несколько десятков очень сильных, мировых и прогрессивных компаний в сфере АПК.

Разговоры о том, что местные производители лоббируют сохранение моратория, - миф. Я регулярно общаюсь с большими агрокомпаниями. Они выступают против реформы, по которой они окажутся в проигрыше. Они просто хотят, чтобы для них были созданы одинаковые условия со всеми остальными игроками. Ведь не стоит забывать, что сегодня на этих людях держится львиная доля всей социальной инфраструктуры на селе. И мне бы хотелось, чтобы вместо того, чтобы рисковать их бизнесом, правительство проводило реформу в том числе в интересах этих производителей.

Источник: /mind.kiev.ua

Фото: Николай Вопреки / hromadske.ua


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.