Перейти к содержимому

Гривна обречена




В то время, когда все финансовые активы прижались к плинтусу, одна не очень известная в мире валюта, едва удерживающаяся на дрожащих ножках и боязливо оглядывающаяся по сторонам, тоненьким голоском затянула «Ще не вмерла...».

Отказ американцев запустить печатный станок, а европейцев — поддержать Грецию послужил стартом для самой большой распродажи с 2008 года. Спекулянты, обманутые в своих надеждах разогреть рынки дешевыми долларами и евро, стали сбрасывать все, что считается рискованным активом. А сейчас под эту категорию попадает любая купюра без отметки ФРС США. Вслед обвались и сырьевые рынки. Не устояло даже золото, к концу сентября потерявшее 7% стоимости.

И вдруг, когда все активы прижались к плинтусу, одна не очень известная в мире валюта, едва удерживающаяся на дрожащих ножках и боязливо оглядывающаяся по сторонам, тоненьким голоском затянула «Ще не вмерла...». Первым пришел в себя российский рубль. Экономисты дружественной страны в строгом согласии с поговоркой «Ничто так не радует, как неприятности соседа» не стали скрывать своего разочарования на профессиональных форумах: «Ну как же так? За последние три месяца рубль потерял по отношению к доллару 10%, польский злотый — 16%, чешская крона — 7%. Белорусский рубль вообще превратился в фантик. А гривне хоть бы что!»

Формально, причин для ослабления рубля нет. Но как ни крути, а курсы национальных валют все чаще становятся заложниками большой политики. Да, нефть — основа экспорта РФ, подешевела с $115 до $104 за баррель. Но такие цены для России большим сюрпризом не назовешь. Примерно столько же давали за черное золото месяц и даже три назад. Почему-то тогда о девальвации вообще речи не было. Дорогая нефть обеспечила России огромный приток валюты. За январь–август положительное сальдо внешнеторгового баланса — $130,4 млрд. Это почти втрое больше, чем, например, размер золотовалютных резервов Нацбанка. Единственной причиной падения курса рубля может быть лишь отток спекулятивного капитала. Министерство экономразвития РФ ожидает, что из страны за год выведут около $40 млрд. Но эта сумма в несколько раз ниже притока по внешней торговле. Россия все равно остается в большом плюсе.

Чего не скажешь о Беларуси, которой удалось побить антирекорд Украины, в 2008-м считавшейся второй страной в Европе по глубине девальвации после Исландии. Александр Лукашенко почти точь-в-точь повторил украинский вариант, только добился намного большего «эффекта». Накануне президентской гонки 2010 года населению Беларуси раздали слишком много денег. И сейчас при дефиците счета текущих операций за первое полугодие в $5,2 млрд официальные золотовалютные резервы государства — $4 млрд. А если верить оценке Moody’s, то всего лишь $1,3 млрд. Неудивительно, что последний диктатор Европы теперь распродает последнее, что осталось в стране своему старшему брату.

Россия тоже в ожидании парламентских и президентских выборов. Новый претендент на самое удобное кресло в РФ Владимир Путин уже пообещал электорату повысить доходы. До конца года средняя зарплата россиянина, согласно планам будущего президента, увеличится с 23 тыс. руб. до 24 тыс. руб., а потом за два-три года до 32 тыс. руб., то есть до $1 тыс. по нынешнему курсу.

Сдержать обещание Путину так же легко, как победить на выборах. В отличие от нищей Беларуси и едва сводящей концы с концами Украины, нашему северному соседу, испытывающему огромный приток валюты, совершенно не обязательно печатать ничем не обеспеченные рубли. Достаточно лишь продать валюту по выгодному курсу. И 10%-ная девальвация очень даже кстати. Курс рубля осенью прошлого года тоже падал до нынешних отметок. А забавнее всего то, что 32 рубля за доллар давали еще в декабре 2002 года, когда нефть была значительно дешевле. То есть курс рубля почти за девять лет не изменился! Рассказывают, что в России в конце сентября, как раз в разгар паники, даже придержали социальные платежи. Мол, госбанки конвертировали валюту на новых условиях.

В Украине все иначе. Курс у нас меняется только в одну сторону — падения, причем с запасом на несколько лет вперед. Мы могли бы поступать так, как Россия, если бы после 2008-го по мере увеличения стоимости стали на международных рынках, укрепили курс с 8 UAH/USD, скажем, до 7 UAH/USD. Тогда можно было бы немного откатиться. Сейчас момент упущен. Да и электорат особенно задабривать нечем — внешние кредиторы не позволят. А перегруженная долгами страна, потребляющая в огромных количествах дорогой российский газ, при очередной девальвации может и надорваться. Какой тогда смысл рассказывать избирателям о реформах. Хочешь не хочешь, а курс придется держать, хотя бы до осени 2012 года.

Дмитрий Гонгальский


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.