Перейти к содержимому

Выбор редактора

Европейская муза из Италии?




Заражение евро, запущенное кризисом в Греции, обусловленным огромным суверенным долгом, теперь перекинулось и на Италию. Правительство Сильвио Берлускони, вместе с сознательной в финансовом отношении оппозицией, смогло обеспечить – всего за пару дней – одобрение парламентом пакета мер, ценою более 50 миллиардов евро, с целью восстановления доверия рынков к основным экономическим показателям Италии.

Ввиду отсутствия полной уверенности и обязательств всех стран-участниц ЕС о том, чтобы совместно остановить заражение, другие пораженные кризисом суверенного долга страны еврозоны последовали тем же путем. Но финансист Джордж Сорос прав: Европе нужен «план Б». Масштабный кризис, бьющий по еврозоне и Европейскому Союзу, не должен пройти без пользы для них. Он должен быть использован для того, чтобы продвинуть Европу дальше по пути интеграции, чтобы Евросоюз не начал движение вспять.

Когда был создан евро, его архитекторы прекрасно осознавали, что еще ни один денежно-кредитный союз в истории не преуспел без поддержки со стороны политического союза. Тем не менее, возлагались большие надежды на существование большого общеевропейского рынка и обязательства стран-участниц еврозоны держать под контролем бюджетные дефициты, государственные долги и инфляцию. Но несколько членов еврозоны не сдержали своих обязательств, и теперь кризис их суверенных долгов ставит под угрозу существование всей еврозоны.

Поскольку координация действий отдельных государств явно не сработала, осталось всего две возможности. Одно из решений состоит в том, что члены еврозоны возвращаются к независимости и требуют вернуть им право определять фискальные вопросы, что подразумевает не только смерть евро, но также и угрозу для внутреннего рынка и существования ЕС в принципе. Другой выход ‑ уступить еще больше суверенитета ЕС, что подразумевает не только выживание евро, но также и ‑ что, возможно, более важно ‑ рождение европейского политического союза.

Это выбор становится очевидным для всех. И Жан-Клод Трише, президент ЕЦБ, и Жак Аттали, президент-основатель Европейского банка реконструкции и развития, в данный момент открыто призывают к созданию европейского Министерства финансов. Абсолютно технократичный и аполитичный Международный валютный фонд в своем последнем обзоре по еврозоне идет настолько далеко, что упоминает «политический союз и ожидаемое разделение финансовых рисков» как условия для работы любого денежно-кредитного союза.

Но лишь немногие задумались о том, на что, собственно, политически объединенная Европа будет похожа. Большинство, однако, невольно представляют это себе, как массированную передачу практически всех государственных функций от стран-участниц к федеральному центру и, таким образом, создание «европейского супергосударства».

Мы, однако, верим в то, что «Облегченная федерация», с бюджетом, не превышающим 5 процентов от европейского ВВП (в сравнении с почти половиной ВВП для большинства стран нынешнего ЕС), допустила бы возможность существования реалистичного политического союза. Эти ресурсы, 600-700 миллиардов евро, могли бы заменить национальные бюджеты и ничего к ним не добавить, так как они бы сопровождали передачу некоторых правительственных функций. В некоторых случаях это также позволило бы осуществить экономию за счет масштаба.

И в самом деле, давайте рассмотрим оборону. Единая постоянная армия Европы, вместо в значительной степени несоответствующих требованиям времени и неэффективных национальных вооруженных сил Европы, с бюджетом приблизительно 1 процент от ВВП ЕС ‑ около 130 миллиардов евро – несомненно превратится во вторую по мощи военную армию мира после Соединенных Штатов, с точки зрения ресурсов и, хотелось бы верить, возможностей. При условии единой процентной ставки национальных вкладов в федеральный бюджет, Греция, например, за счет этого урезала бы 2-3 драгоценных процентных пункта дефицита своего государственного бюджета.

В дополнение к обороне и безопасности стало бы логичным перемещать и другие компетенции на федеральный уровень. Основными кандидатами являются дипломатия и внешняя политика (включая вопросы развития и гуманитарную помощь), иммиграция, пограничный контроль, некоторые инфраструктурные проекты с общеевропейский сетевым эффектом, крупномасштабные научно-исследовательские проекты и региональное перераспределение.

Эти правительственные функции и федеральный бюджет такого размера конечно же потребуют наличия эквивалента министра финансов. Это было бы хорошо: критическая масса в 600-700 миллиардов евро способствовала бы макроэкономической стабилизации и возможности перераспределения в случае необходимости, без создания одномоментных механизмов или, что еще хуже, гласности и внимания, окружающих идущие чередом саммиты, созываемые для выделения еще одного пакета первой помощи странам, испытывающим сложности с финансами.

Термин «трансферный союз» сейчас используется, особенно в Германии, как уничижительный синоним слову «федерация». Мы согласны, что перемещение ресурсов с места на место не является «смыслом существования» политической организации. Это могут быть только специфические функции правительства. Но когда некоторые из этих функций подняты на уровень федерального правительства, оно имеет дополнительный инструмент для перемещения ресурсов, чтобы оплачивать эти задачи. Когда это необходимо, государства, испытывающие бум, должны быть обложены большим налогом, нежели государства, находящиеся на спаде.

Это перераспределение довольно типично для любой федерации, начиная с Соединенных Штатов, и общественность практически (или вообще) не обращает внимания на это. Так правительство Нью-Йорка и его граждане не протестуют по поводу того, что штат Миссисипи получает гораздо больше из федерального бюджета, чем в него перечисляет, в отличие от жителей Нью-Йорка.

Несмотря на сегодняшние проблемы, еврозона, на сегодняшний день, не только богаче, но и экономически более твердо стоит на ногах, нежели большинство других стран и регионов. Главная угроза для евро ‑ это недостающая еврозоне драгоценная маленькая капелька политического единства – «Облегченная федерация», которая сделает солидарность возможной, и даже автоматической, когда это будет необходимо.

В этом смысле, вырисовывающаяся перспектива полномасштабного долгового кризиса в Италии могла бы оказаться кстати, вынудив европейские умы сосредоточится на этой проблеме. Слова «e pluribus unum» (из многих единое - девиз на гербе США) не обязательно должны печататься на банкнотах и монетах евро, чтобы понять, что принцип, который они выражают – политическое объединение Европы, не меньше чем в Соединенных Штатах ‑ является обязательным для выживания евро.

Эмма Бонино - вице-президент итальянского Сената и бывший еврокомиссар. Марко де Андреис, директор отдела экономических исследованиям таможенного комитета Италии и бывший чиновник ЕС.


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.