Перейти к содержимому

Конкурент "Южного Потока " виден в тумане




В конце июля Иран, Ирак и Сирия подписали соглашение о строительстве “Исламской магистрали” – газопровода с пропускной способностью около 40 млрд куб м в год. Некоторые эксперты называют новый проект конкурентом российского “Южного потока”, заявляют, что его реализация заставит Россию отказаться от прокладки трубы по дну Черного моря в обход Украины или как минимум снизит вероятность постройки российского проекта. Однако при более углубленном знакомстве с “исламским” проектом возникают совсем другие впечатления. В нынешней политической и экономической ситуации перспективы строительства данного газопровода выглядят весьма неопределенными.

Газовая автаркия

Известно, что порядка 60% мировых запасов газа приходится всего на три страны – Россию, Иран и Катар. Первая и третья, при этом, входят в число крупнейших экспортеров газа, а вот Иран, несмотря на подтвержденные запасы в 28 трлн куб м, занимает пока что очень скромное место на мировом рынке. Добыв в прошлом году около 220 млрд куб м природного газа (третий в мире показатель после США и России), Иран экспортировал всего 13,5 млрд куб м в Турцию, Армению и Туркменистан.

Производство природного газа в Иране растет быстрее, чем его потребление благодаря постепенному освоению месторождения “Южный Парс”. Именно за счет “Южного Парса”, резервы которого оцениваются в 16 трлн куб м, только за последние три года Иран нарастил добычу газа более чем на 30%. По оценкам главы иранской национальной газовой компании NIGC Джавада Оджи, в ближайшие 2-3 года страна будет обладать возможностью для экспорта 200-250 млн куб м газа в день (73-91 млрд куб м в год). Однако сначала нужно решить две проблемы – во-первых, кому продать газ и, во-вторых, как его доставить покупателю.

В 2010 году иранские власти предприняли очередную попытку прорвать “экономическую блокаду” и найти новый путь для экспорта своего газа, каковым и стала “Исламская магистраль”. В августе прошлого года в ходе визита иранского министра нефтяной промышленности в Багдад было подписано предварительное соглашение, которым предусматривалась возможность прокладки газопровода из Ирана через иракскую территорию в Турцию или Сирию. В январе 2011 года подписан еще один договор – о поставках в Сирию иранского газа.

На первых порах его предполагалось перекачивать через Турцию в суммарном объеме около 1,1 млрд куб м в год с постепенным расширением до 3,3 млрд куб м, а в перспективе было запланировано строительство магистрального газопровода на 40 млрд куб м в год, который должен был соединить Иран, Ирак и Сирию с последующим ответвлением в Ливан и Иорданию. Именно тогда впервые прозвучало и название этой трассы – “Исламская магистраль” (Islamic Pipeline).

Этот план обсуждался потенциальными участниками проекта в течение полугода, а в конце июля министры нефтяной промышленности трех стран подписали совместный меморандум о взаимопонимании. В соответствии с ним речь идет о строительстве газопровода длиной около 2000 км. Первая его часть, протяженностью 700 км пройдет по иранской территории от месторождения “Южный Парс” в Персидском заливе вдоль иракской границы, затем пересечет Ирак примерно на широте Багдада (иракский участок - около 900 км) и, достигнув сирийской территории, протянется до Дамаска (сирийский участок - 400 км).

В дальнейшем магистраль планируется продолжить газопровод в направлении юга Ливана, а затем проложить его подводную часть по Средиземному морю в направлении Греции протяженностью еще более 1200 км, откуда газ может пойти дальше в Европу по планируемой Трансадриатической магистрали или каким-либо иным путем. Общая длина “Исламской магистрали” от “Южного Парса” в Иране до конечных потребителей где-то в Европе может составить порядка 5 тыс. км. Проект оценивается в $10 млрд, но это, очевидно, только стоимость надземного участка. Если включить в смету подводный газопровод, она, возрастет, как минимум, вдвое. Сроки строительства составляют 3-5 лет, что также говорит о том, что пока речь идет только о прокладке трубы до Дамаска.

Сообщение о планируемом создании “Исламской магистрали” вызвало неожиданно большой резонанс в Украине. В некоторых СМИ даже утверждалось, что “Исламская магистраль” может стать тем самым решающим аргументом, который заставит “Газпром” отказаться от строительства “Южного потока”. Естественно, в пользу расширения пропускной способности ГТС Украины.

Эта точка зрения, скорее всего, является ошибочной. Прежде всего, потому, что ни одна из стран–участниц проекта “Исламская магистраль” не отличается политической стабильностью, мягко говоря. Самая напряженная ситуация – в Сирии. Там с марта фактически ведутся боевые действия – режим Асада с помощью армии жестко пресекает массовые выступления оппозиции. В мае власти США ввели санкции в отношении высших лиц сирийского государства, включая президента Асада. 11 августа было объявлено о новых санкциях. Под их действие попадает крупнейший банк страны, Commercial Bank of Syria, а также телекоммуникационная компания Syriatel, счета которых в банках США будут заморожены, а американским гражданам и компаниям будет запрещено вести с ними любую совместную деятельность. Евросоюзом также введены санкции против Сирии. Вряд ли в условиях политической и экономической изоляции эта страна потянет участие в “Исламской магистрали”.

Стой, кто течет?!

Каждый из участников проекта “Исламской магистрали” имеет свои виды на иранский газ. Ирак и Сирия собираются использовать его для выработки электроэнергии, при этом, каждая из двух стран претендует на 7,3-9 млрд куб м в год. Ливан оценивает свои потребности примерно в 2,5-2,6 млрд куб м в год. Это оставляет порядка 19,5-23 млрд куб м “свободного экспортного ресурса”.

По предварительным данным, интерес к нему проявили Иордания, выражающая беспокойство по поводу стабильности египетского источника поставок, а также Турция, которая может получать газ как напрямую из Ирана, так и окружным путем через Ирак и Сирию. В дальнейшем, не исключено, что Ирак в связи с разработкой собственных газовых месторождений, сократит импорт из Ирана.

Судя по материалам иранских источников, возможность прокладки подводного газопровода через Средиземное море пока не рассматривается всерьез. Иран и его арабские партнеры, в принципе, могут сами продолжить газопровод через горы и пустыни. Однако для реализации “подводной” части проекта необходимо привлечение крупного европейского партнера (например, итальянской ENI), что в нынешних условиях совершенно невозможно, – утверждает Виталий Давий, директор компании Fuelalternative.

Сейчас инвестиции в энергетику Ирана запрещены законодательством США. “Пока действуют санкции, ни одна западная нефтегазовая компания не будет иметь дела с Ираном, каким бы выгодным оно ни казалось”, – уверен эксперт.

В условиях западной экономической блокады иранские власти возлагают надежды на Турцию, которая будет приобретать иранский газ для его дальнейшего реэкспорта в Европу. Хотя Турция в последнее время постепенно наращивает свое влияние в регионе и проводит все более независимую политику, сомнительно, что она в ближайшие годы вступит в открытую конфронтацию с Западом из-за Ирана, отметил директор Fuelalternative. Да и пропускная способность нынешней сети газопроводов как на турецко-иранской, так и на турецко-сирийской границе, по его словам, в несколько раз ниже, чем требуется для использования всех ресурсов “Исламской магистрали”.

Пока совершенно не понятно, как будут решаться вопросы с финансированием и техническим обеспечением.

Наконец, слабым звеном проекта может оказаться Ирак, расколотый по этническому принципу. Подрыв газопроводов там стал обыденным событием, чуть ли национальной забавой. С выводом американских войск ситуация в стране может заметно усложниться.

“Что касается прокладки газопровода через Ирак, то известно, что его правительство контролирует США и, скорее всего, там просто не допустят усиления влияния Ирана в Ираке. Не для того американцы выводят оттуда свои войска, чтобы “вакуум” был заполнен иранцами, – считает советник президента Украины Дмитрий Выдрин.

“В азиатском регионе находится сильный игрок – Индия, – продолжил политолог. – Она также нуждается в газе и заинтересована в поставках иранского топлива, поскольку поставки газа из Пакистана в Индию невозможны. Поэтому если поставки и пойдут, то скорее в Индию. Так что проект не только под вопросом, но и может быть повернут в другую сторону”.

Наконец, у Ирана есть альтернативный проект использования ресурсов “Южного Парса”. В отличие от “Исламской магистрали”, он выглядит более чем реальным. В прошлом году Иран и Пакистан подписали соглашение о строительстве газопровода, который должен быть завершен к середине 2015 года. При этом, большая часть иранского участка уже построена в рамках проекта по развитию внутренней газопроводной сети. Осталось проложить около тысячи километров до соединения с пакистанской сетью недалеко от Карачи.

Мимо Украины

По мнению Валерия Боровика, главы правления альянса “Новая энергия Украины”, строительство газопровода “Исламская магистраль” на Украине никак не отразится. “Сегодня Иран не является поставщиком газа в нашем направлении. Теоретически, рассматривался иранский газ, вместе с казахским, азербайджанским, туркменским при строительстве газопровода Nabucсo. Но, на сегодня перспективы Nabucсo под большим вопросом. Этот газопровод, скорее всего, не будет построен. Не говоря уже об “Исламской магистрали”. Так что на Украине это не отразится”, – уверен эксперт.

“Стоит напомнить, что действуют санкции США и мирового сообщества в отношении Ирана, что достаточно сильно тормозит развитие газовой отрасли в Иране, – отметил В.Боровик. – В таком случае иранский газ по-прежнему останется вне Европы и будет конкурировать с российским и азербайджанским только на ближневосточном и, отчасти, турецком рынке. Вообще, “Исламская магистраль”, если и является угрозой, то только для Азербайджана, где еще в прошлом году обсуждались проекты налаживания поставок газа в Сирию и Иорданию”.

По его мнению, единственная поддержка, которую “Исламская магистраль” может оказать Украине, заключается в том, что иранский газ может заменить на турецко-ближневосточном направлении азербайджанский, излишки которого могут пойти, в частности, в украинском направлении. А для “Южного потока”, ориентированного не на Турцию и Ливан, а на Европу, “Исламская магистраль” не представляет угрозы.

“Пока этот проект крайне непонятен, – считает независимый энергетический эксперт Валентин Землянский. – Скорее “Исламскую магистраль” можно оценивать скорее, как возможный проект. Причем, вероятность того, что он так и останется на бумаге, достаточно велика, а для его подводной части – практически стопроцентная. И, конечно, пока вообще нельзя говорить о том, что для нас там будет хотя бы какая-то польза”.


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.