Перейти к содержимому

Выбор редактора

«Нафтогаз» развалят по сербскому сценарию




Правительственный вариант реформирования НАКа направлен на улучшение благосостояния провластных бизнесменов. Анонсированный правительством сценарий реструктуризации НАК «Нафтогаз Украина» показывает, что Киев отвергает позитивные примеры реформирования нефтегазовой промышленности Чехии, Венгрии и Румынии. Нынешним властям больше подходит вариант, реализованный в Сербии.

Еще в 2001 году сербский нефтегазовый холдинг Naftna Industrija Srbijeе NIS (тогда он назывался Nafatgaz, почти как в Украине) был фрагментирован на три отдельных государственных дочерних компании. В результате реформы на балансе этого холдинга остались два НПЗ и сеть АЗС Beopetrol. Нефтепроводы и нефтебазы отошли к дочерней компании Transnafta, подземные хранилища газа и магистральные газопроводы к дочерней компании Srbijagas. Через несколько лет Beopetrol стал собственностью российского «Лукойла», а 56% акций NIS за $400млн. выкупила «Газпромнефть».

Что касается газотранспортной Srbijagas, то буквально с момента вычленения из состава NIS она попала в полную зависимость от «Газпрома» и компании YugoRosGas (YRG). Это такой себе местный сербский «клон» известной в Украине оффшорной компании «РосУкрЭнерго». Компания YRG стала собственником большинства газопроводов Сербии, получив контроль в обмен на инвестиции в их модернизацию. Srbijagas была вынуждена к 2008 году отдать «Газпрому» 51% акций единственного в Сербии ПХГ Banatski Dvor. Независимая сербская нефтегазовая промышленность после всех таких шагов перестала существовать.

Изоляция от проектов ЕС


В свое время сторонники ползучей передачи россиянам «сербского Нафтогаза» аргументировали полезность происходящего появлением в отрасли стратегического инвестора. Но, по прошествии нескольких лет, стало ясно, что инвестор инвестору рознь. Предприятия сербской нефтегазовой промышленности, попав в руки компаний из России, к 2009-2010 годам оказались напрочь отрезанными от возможности интеграции в крупные новые инвестиционные проекты соседних стран ЕС.

Один из них – первая очередь нового газопровода İTGİ мощностью 12 млрд. куб. м в год, запущенная из Турции в Грецию в 2008 году. Его строительство обошлось в $3,4 млрд., которые выделил международный консорциум во главе с итальянской Edison gas. Новый газопровод позволил Греции и Македонии к 2010 году почти полностью отказаться от импорта природного газа из РФ. То есть, страны получили возможность выбирать, у какого поставщика газ дешевле: у «Газпрома», или у компаний из Египта, Ирака или Азербайджана. Вот тут-то из-за «неквалифицированной» приватизации в пользу российских предприятий Сербия и потеряла возможность принять участие в этом проекте. Теперь стало ясно, что дешевые газовые ресурсы İTGİ если и попадут в Сербию, то только по остаточному принципу. А незавидные итоги реформы станут еще более четкими, когда в 2014 году заработает вторая очередь İTGİ.

Другой проект – газопровод Interconnector Greecе Bulgaria (IGB) мощностью 5 млрд. куб м. После его ввода процесс вытеснения российского газа из Греции и Македонии охватит также Болгарию и восток Сербии. Правда, «Газпром» мечтает опередить конкурентов и форсирует альтернативный проект «Южный Поток». Однако, с российским проектом большие проблемы. Турция, опекая свой развитый туризм, из экологических соображений не разрешает россиянам использовать свою территорию для прокладки трубы. Кроме того, в Анкаре не понимают - зачем Москве строить еще один газопровод, когда есть незагруженный на полную мощность «Голубой Поток».

Украинская реформа по сербскому лекалу


Видя ключевую роль, которую сыграл местный «клон» «РосУкрЭнерго» -YugoRosGas - в реформировании холдинга NIS , трудно не заметить еще одну аналогию с Украиной. Сегодня в Киеве уже мало кто помнит, что в 2003-2004 годах появление «РУЭ», как и в случае с YugoRosGas, официально объяснялось властями как вынужденный шаг поиска денег для модернизации и строительства магистральных газопроводов (в украинском случае, они должны были стать собственностью ООО «Международный консорциум по управлению газотранспортной системы Украины»). К 2011 году Киев стал членом Европейского Энергетического сообщества, одним из требований которого является разделение транспорта, добычи и торговли природным газом. В подавляющем большинстве государств Восточной Европы это разделение происходило не как в Сербии, «под одного конкретного заказчика», а наоборот – разделение холдингов происходило параллельно с поэтапной приватизацией сегментов бывших нефтегазовых монополий. Эта частичная приватизация происходила с целью привлечения системных промышленных инвесторов, а не разного рода ЮгоРосГазов и РУЭ..

Объявленный Украиной план нефтегазовых реформ, увы, никак не относится к подобной категории. Предполагается, что компании «Укртрансгаз», «Укрспецтрансгаз» «Укргазвыдобування», «Черноморнефтегаз» утратят статус предприятий НАК «Нафтогаз Украины». Без сомнения, сразу после выхода из орбиты НАК они попадут в кабалу разного рода СП с инвесторами или партнерами приближенной к власти «РУЭ». Это подтверждается состоявшимся сразу же после смены власти назначением представителей компании на должности директоров в добывающей и транзитной дочерних компаниях «Нафтогаза Украины».

Что касается самого холдинга, то НАК после перехода бывших «дочек» в свободное плавание, останется с правами собственности - 51% акций Кременчугского НПЗ и добывающей «Укрнафта». Таким образом, прослеживается почти полная аналогия с Сербией, за исключением, разве что, мелких деталей (в отличие от NIS, имевшей азотный комбинат Azotara Pancevo, у «Нафтогаза Украины» такой собственности нет).

Альтернативы «нефтегазовой балканизации»

В отличии от Сербии, которой пришлось заменить приватизацию политикой, в подавляющем большинстве других государств Восточной Европы нефтегазовые холдинги разделялись поэтапно. То есть: сначала - сбыт и переработка, затем - транзит. И все это параллельно прозрачной и высококвалифицированной приватизацией.

Сочетание поэтапности и четко заданного качества приватизации минимизировало проникновение «аматоров» в этот процесс. Восточноевропейским государствам сделать это было чрезвычайно трудно хотя бы потому, что рейтинги самых богатых частных инвесторов Венгрии, Болгарии и Польши из года в год возглавляют контрагенты «Газпрома» (это миллиардеры Михаил Рахмикулов из PanRosgas, Александр Гудзоватый из EuroPolgas и Сашо Дочев из Overgas). Словом, Украина с Дмитрием Фирташем из «РУЭ» далеко не одинока.

Кстати, первой в 1990-е годы нефтегазовые реформы начала Чехия. Эта страна сначала провела открытую и квалифицированную приватизацию мелких газораспределительных сетей. Но, в отличии от Украины, где «облгазы» были скуплены, буквально кем попало и как попало, чехам удалось заманить к своим местным сетям крупные европейские энергетические корпорации. Их приход позволил продать 97% государственной газотранспортной монополии Transgas германской корпорации RWE за рекордную для региона сумму – $3,7млрд. Плюс инвестиционные обязательства (достаточно жесткие: демонополизация рынка газа до уровня не более 30% за одним участником). Очень важно, что перед реформированием ГТС Прага провела успешную приватизацию всех своих НПЗ. Они также попали в руки крупных корпораций, и их знакомство с чешским рынком стало гарантией грамотной газовой приватизации. Еще раньше, перед приватизацией НПЗ, Чехия произвела распродажу своей нефтегазодобываюшей промышленности. В ее ходе собственником ведущей чешской нефтегазодобывающей компании Moravske naftove doly Ltd. MND стад местный магнат Франтишек Комарек, и порядка 40% акций компании купила E.On Rhurgas. В Украине, кстати, приватизация этого сектора не завершена. «Укрнафтой» управляют структуры Игоря Коломойского, а продажу 51%-ной госдоли системному промышленному инвестору сложно представить.

Вслед за Чехией, свою систему магистральных газопроводов реформировала Словакия. Покупателем 32% акций ее газотранспортной системы Slovensky plynarsky priemysel Bohemia (SPP Bohemia) стали корпорации E.On Rhurgas и Gas de France. Но перед привлечением этих инвесторов также была проведена приватизация всех других отраслей нефтегазового сектора. В ее ходе собственником словацкого НПЗ Apollo стала венгерская корпорация Magyar Olaj-es Gasipari (MOL). Венгрия как хозяйка корпорации также абсолютно поэтапно реформировала свой нефтегазовый холдинг - с момента приватизации контрольного пакета акций MOL европейскими инвестиционными банками прошло почти 7 лет, пока власти не взялись разделить холдинг и приватизировать газопроводы.

По аналогичному сценарию происходило реформирование нефтегазовой промышленности Румынии. Правда, румыны были отодвинуты во «вторую волну» расширения Евросоюза и поэтому вели себя более экзотично. Они вообще распространили на нефтегазовую отрасль правила реституции и начали возвращать собственность, награбленную коммунистами с 1945 года. Как результат- собственником крупнейшей в Румынии сети АЗС Rompetrol и самого эффективного НПЗ стал миллиардер Дину Патрисиу. Приведя свои активы в порядок, он продал акции Rompetrol крупному инвестору из Казахстана. После таких маневров румынские власти взяли курс на приватизацию нефтегазового холдинга Petrom, продав сначала 30% его акций за $669 млн. австрийской компании OMV. Когда инвестор показал, что готов вкладывать в румынский шельф, власти позволили ему нарастить пакет акций.

На фоне всего происходящего в Восточной Европе, Киев долгое время вел себя осторожно, если не сказать, инертно. Такое поведение роднило Украину с Польшей и Болгарией. Они до сих пор «застряли» на этапе приватизации добычи и НПЗ, и откровенно боятся преждевременного разделения и неквалифицированной приватизации своих нефтегазвых монополий (Polskie Gornictvo Naftove i Gazovnictvo (PGNIG) и Bulgarian Energy Holding EAD (BEH EAD). Последние попытки украинской власти приступить к опережающему реформированию «Нафтогаза Украины» - не доведя до ума приватизацию в распределении газа, его добыче и нефтепереработке – говорят о том, что приход крупных и прозрачных инвестиций в это сектор экономики абсолютно чужд и не нужен нынешним украинским политикам. Если власти смогут реализовать свои планы, Украине в ближайшем будущем придется тратить много времени на исправление ошибок. А в это время в 2012-2015 годов Европу накроет последняя волна приватизации. В ее ходе квалифицированных и платежеспособных промышленных покупателей своим государственным нефтегазовым холдингам будут искать Греция и Турция. Они уже давно разделили свои нефтегазовые монополии, приватизировали внутреннее газораспределение, и теперь намерены приватизировать компании Botas, The Turkish Petroleum Corporation (ТРАО), Hellenic Petroleum, The Public Gas Corporation (DEPA) и The National Natural Gas System Operator (DESFA).

По идее, для становления в будущем нормальной кооперации с соседями, Украина должна к этому времени успеть подготовить проект нефтегазовых реформ, который будет исходить не из опыта Сербии, а из опыта более успешных стран Центральной и Восточной Европы. Которые нашли способ (и силы) не допустить к процессу реформ любителей «изобретать балканский велосипед».


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.