Перейти к содержимому

Выбор редактора

Политические причины кризиса




За долговым кризисом в странах на периферии еврозоны (Греция, Португалия, Испания и Ирландия) кроется политический факт: во всех этих странах бóльшую часть времени в период с сороковых по восьмидесятые годы прошлого века у власти были ультраправые авторитарные режимы. Это стало причиной того, что несмотря на достигнутые с тех пор успехи эти государства беднее остальных и в них ощущается нехватка ресурсов (об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что доходы государства в процентах от ВВП значительно ниже, чем в среднем по Европе Пятнадцати). В 2009 году это было 34% для Испании, Ирландии и Португалии и 37% для Греции, в то время как в других странах Евросоюза Пятнадцати (ЕЭС-15) это в среднем 44%, а в Швеции, где в указанный период времени у власти были левые правительства, 54%.

Кроме того, что эти государства беднее, они еще и в большей степени репрессивные, в них недостаточно развита система социальных услуг и перераспределения. В этих странах количество полицейских на 10 тысяч человек выше, чем в других странах ЕЭС-15 и наименьшее число работающих в социальной сфере. Так, в Испании только один из каждых десяти трудящихся работает в сфере здравоохранения, образования, социального обеспечения и других сферах социальных услуг, которые недостаточно финансируются государством. Для сравнения, в Швеции в этих сферах занят каждый четвертый работоспособный гражданин. Бюджет, выделяемый Испанией на социальные нужды общества, является самым низким в ЕЭС-15.

Справедливости ради следует отметить, что гигантский дефицит бюджета, в частности социального, который Испания унаследовала от диктатуры, отчасти был погашен в восьмидесятые и в начале девяностых годов. Но процесс остановился в 1993 году, когда начали предприниматься меры по интеграции страны в еврозону. Одной из таких мер было уменьшение государственного бюджетного дефицита (тогда он составлял 6% ВВП) за счет сокращения социальных расходов. Ровно то же самое происходит и сейчас.


В Испании с бюджетным дефицитом всегда боролись путем урезания расходов на социальные нужды вместо того, чтобы повысить налоги. Это следствие огромной власти, которую имеет в стране класс, раньше называемый буржуазией: мелкой и средней. Этот средний класс доминирует в политической и информационной жизни страны. Его идеология, пропагандируемая самыми крупными средствами массовой информации, это неолиберализм, который провозглашает снижение налогов и увеличение налоговой регрессии самыми эффективными мерами для стимуляции экономического роста. Но, именно они приводят к колоссальному разрыву между доходами разных слоев населения и последующему обеднению и долговой зависимости народных масс (за последнее время снизился процент трудовых доходов в общем государственном доходе), а также к неприличной концентрации капитала, вложенного в те отрасли, которые давали сверхприбыли и являлись наиболее спекулятивными в секторе недвижимости, в первую очередь в банковской системе.

Эта ситуация приняла еще более ярко выраженный характер в последние 15 лет, за это время улучшили свое материальное состояние, в основном, уже богатые люди, положившие капиталы в банки, которые, в свою очередь, ссудили деньгами государство, чтобы оно смогло погасить дефицит, образовавшийся в результате снижения налогов. Замкнутый круг, выгодный богатым и очень богатым людям. Альянсу, существующему между банками и состоятельной прослойкой общества, выгодна долговая зависимость государства. Именно этот альянс стоит за долговым кризисом. Состоятельные люди в Испании, Греции, Португалии и Ирландии не платят тех налогов, которые платят люди с такими же состояниями в остальных странах еврозоны, заставляя тем самым государство влезать в долги для пущей выгоды банков, как национальных, так и иностранных. Предсказуемый взрыв пузыря на рынке недвижимости спровоцировал тяжелейший кризис. Чрезмерная зависимость испанского государства от трудовых и потребительстких доходов, а не от доходов с капиталов объясняет тот факт, что бюджетный баланс за три года опустился с положительного сальдо до дефицита в 11% ВВП. И снова кризис и бюджетный дефицит были ошибочно отнесены на счет слишком высоких социальных расходов, которые тут же были урезаны. Это, в свою очередь, только ухудшило экономическую ситуацию, поскольку нынешний застой в экономике вызван низким спросом, который является результатом долговой зависимости и низкой покупательной способности, а не чрезмерными социальными расходами. С такой политикой сокращения «социалки» Испания может двигаться только в сторону Греции.

В действительности необходима налоговая реформа, которая бы повысила государственные доходы. Тогда могли бы быть созданы рабочие места, ведь главная проблема Испании не дефицит бюджета, а высокая безработица и недостаточный экономический рост вследствие низкого спроса. И в стране есть такие возможности, но государство ими не пользуется. Так, например, ВВП на душу населения в Испании составляет 94% от среднего показателя в ЕЭС-15. В то время как ее социальный бюджет – всего 74%. А если бы он был равен 94%, то в казне было бы на 66 миллиардов евро больше, и Испания смогла бы погасить бюджетный дефицит и колоссальный дефицит финансирования социальной сферы. Дело в том, что государство в Испании (в Греции, Португалии и Ирландии) слишком зависимо от банковской системы, крупного бизнеса и частного капитала, которые, кстати, все вместе несут наибольшую ответственность за уклонение от уплаты налогов. В итоге общая сумма «недостачи» в Испании достигает 88 миллиардов евро.


И тот факт, что государство в такой ситуации предпочитает урезать расходы на социальные нужды вместо того, чтобы провести налоговую реформу, объясняется тем, что раньше называли «властью класса», а теперь ошибочно называют «властью рынка».


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.