Перейти к содержимому

Выбор редактора

"Южный поток" и Nabucco вытеснят Украину




На инвестиционном форуме "Сочи-2011" 16 сентября акционеры проекта "Южный поток" подписали юридически обязывающее соглашение о вхождении в проект и гарантиях его запуска. Хотя окончательное инвестиционное решение планируется принять только через год (вероятность этого нельзя назвать стопроцентной), прокладка газопровода в обход Украины становится вполне реальной. При этом после подписания соглашения между акционерами, Украина практически потеряла возможность влиять на события. Будущее "Южного потока" теперь всецело зависит от позиции Европейской комиссии, которая будет руководствоваться исключительно своими интересами, отнюдь не совпадающими с украинскими.

Подписано!

Состоявшееся 16.09.11 г. подписание соглашения о долях участия в проекте "Южный поток" качественно меняет ситуацию относительно перспектив прокладки черноморского подводного газопровода, впервые анонсированного еще в 2007 г. Теперь эта магистраль из меморандума о намерениях, существующего пока только на бумаге, переходит в практическую плоскость. Участники проекта еще не решили все проблемы, связанные с ним, но твердо планируют начать строительство, как только для этого будут получены необходимые разрешения.

В окончательном варианте российский "Газпром" сохранил за собой 50-процентную долю в газопроводе. Его основной партнер в данном проекте — итальянская компания Eni — согласилась на снижение своего пая до 20%, еще по 15% получают французская компания Electricite de France и Wintershall — газовое подразделение немецкого химико-энергетического концерна BASF.

По мнению некоторых аналитиков, в будущем возможно появление в проекте пятого участника — немецкой компании E.On, крупнейшего покупателя российского газа в Европе. К тому же E.On принадлежит 15% акций в проекте Трансадриатического газопровода, которым планируется соединить Турцию и Грецию. Эту трубу, в принципе, тоже можно будет заполнить газом, поставляемым по "Южному потоку".

По последним данным, наземный участок газопровода предполагается провести из Болгарии через Сербию, Венгрию, Словению, Австрию в Северную Италию. Также будут сделаны отводы в Турцию, Грецию, Македонию и Хорватию. Для этих отрезков уже составлено технико-экономическое обоснование. Так, в сентябре, за несколько дней до подписания сочинского соглашения, была завершена работа над сербским участком.

Трасса морского участка газопровода еще не определена, поскольку Турция пока не дала разрешения на его прокладку через свою экономическую зону в Черном море. Тем не менее, участники проекта настроены оптимистично и планируют, что после принятия окончательного решения во II половине 2012 г. будет оперативно привлечено финансирование и уже до конца будущего года начнутся строительные работы. Ввод первой ветки газопровода мощностью 15.75 млрд куб м в год намечен на конец 2015 г., а завершение строительства всех четырех веток — на 2018 г. Предельная пропускная способность "Южного потока" составит 63 млрд куб м в год.

Стоимость проекта пока оценивается в EUR15.5 млрд, из которых EUR10 млрд придется на подводную часть. Впрочем, генеральный директор Eni Паоло Скарони признает, что окончательная сумма может быть скорректирована в ту или иную сторону. Тем не менее, до тех $25 млрд, о которых в последнее время часто говорят украинские политики, общий объем затрат, скорее всего, все-таки не дотянет.

Подписание соглашения о строительстве "Южного потока", естественно, вызвало очень нервную реакцию со стороны украинских властей. Действительно, в отличие от Nord Stream, который должен быть вскоре введен в эксплуатацию, "Южный поток" является прямым конкурентом ГТС Украины. Строительство черноморского подводного газопровода, безусловно, приведет к потере Украиной части транзитных потоков и сокращению доходов от деятельности по перекачке российского газа через свою территорию.

Впрочем, в государственных масштабах поступления от российского транзита (немногим более $3 млрд в текущем году) не настолько велики, чтобы их частичное исчезновение стало катастрофой. Гораздо чувствительнее для украинского правительства геополитические потери. После ввода в строй двух "потоков" Украина утрачивает свой статус ведущего транзитера российского газа, а ее позиции на любых следующих газовых переговорах с Россией значительно ослабевают.

Кроме того, в случае строительства "Южного потока" падает и ценность газотранспортной системы (ГТС) Украины. Вряд ли Россия даже тогда полностью потеряет к ней интерес, но теперь уже Украине придется заинтересовывать "Газпром" инвестициями в модернизацию ГТС.

Создается впечатление, что подписание соглашения по "Южному потоку" стало неожиданностью для украинских властей. По крайней мере, именно так можно расценивать скороспелые и явно непродуманные инициативы, высказанные Президентом Украины Виктором Януковичем и премьер-министром Николаем Азаровым непосредственно до и после 16 сентября.

Предложение Виктора Януковича о прокладке "Южного потока" на суше через территорию Украины вообще производит весьма тяжелое впечатление. Естественно, так было бы дешевле! Но еще дешевле была бы модернизация ГТС Украины с расширением ее пропускной способности, о чем шла речь еще в 2004 г. Однако позиция Украины (что при Ющенко, что при Януковиче), заключавшаяся в том, чтобы получить все, не отдав ничего, как раз и привела к тому, что Россия и "Газпром" пошли на экономически менее выгодный и более дорогостоящий вариант со строительством подводного газопровода в обход Украины.

Так что предложения Виктора Януковича о реализации вариантов, альтернативных "Южному потоку", безнадежно опоздали. Равно как и заявления о возможности создания трехстороннего консорциума по управлению ГТС Украины. Во-первых, Россия теперь не согласится менее чем на контрольный пакет, а, во-вторых, для достижения подобного соглашения нужна еще и "третья сторона" в виде крупной европейской компании. Ни одна из них, по меньшей мере с 2004 г., не проявляла конкретного интереса по отношению к ГТС Украины.

Туда же можно отнести и угрозу премьер-министра Н.Азарова о консервации ГТС. Ее на следующий день дезавуировал сам премьер-министр, торжественно пообещавший европейским партнерам, что Украина будет неизменно выполнять свои обязательства по обеспечению транзита российского газа.

Конечно, проблема будущего ГТС может возникнуть после запуска "Южного потока" на полную мощность в 2018 г. или позже, но до этого, как говорится, еще надо дожить. Даже при самых худших раскладах Украина вполне может рассчитывать, как минимум, на 30-40 млрд куб м газового транзита в год в силу географических факторов. В любом случае украинский маршрут останется оптимальным при поставках газа в страны Центральной Европы.

Впрочем, откровенная паника украинского правительства может объясняться осознанием того, что от Украины теперь не зависит абсолютно ничего. Решение принято, точка невозврата пройдена, и теперь "Южный поток" планируется построить вне зависимости от позиции Киева. Это было ясно уже в 2007 г., но тогда еще были возможны какие-то варианты. Сегодня их больше нет. Возможно, Украина еще могла бы изменить позицию России по данному вопросу, согласившись о передаче ГТС под контроль "Газпрома" или дав согласие на вхождение в Таможенный союз. Но, судя по всему, правительство Украины эти варианты для себя исключает.

Конечно, подписание соглашения о строительстве "Южного потока" еще не означает, что этот проект будет непременно построен. На него еще не дала согласия Турция, и, самое главное, к данному проекту резко отрицательно отнеслась Европейская комиссия. Именно на Брюссель сейчас возлагают основные надежды и украинские власти, рассчитывая, что евробюрократы торпедируют ненавистный для них "Южный поток", что заставит "Газпром" снова пойти на поклон в Киев.

Однако кто сказал, что позиции Европейской комиссии и Украины в отношении "Южного потока" совпадают?!

Еврокаспийские расклады

В качестве главного противника строительства "Южного потока" выступил еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер. На пресс-конференции в Кельне 8.09.11 г. он подверг критике проект и выразил сомнение в том, что он будет построен. При этом, по словам Г.Эттингера, "Южный поток", в отличие от Nord Stream, не рассматривается как часть европейской газовой инфраструктуры и поэтому не получит никаких льгот. В частности, данный проект не предполагается выводить из-под действия так называемого третьего пакета по либерализации европейского газового рынка.

Угроза более чем серьезная. Третий пакет, запрещающий одним и тем же компаниям добывать газ, заниматься его продажей конечным потребителям и транспортировать его по магистральным газопроводам, является одним из главных противоречий между Россией и Европейской комиссией. По большому счету, этот законодательный акт, который был утвержден Европарламентом в 2009 г., направлен, в первую очередь, против "Газпрома", в середине прошлого десятилетия начавшего потихоньку приобретать европейские газовые компании и пакеты акций крупных газовых дистрибуторов. Норвежские и североафриканские газопроводы соединяют напрямую поставщиков и потребителей газа, поэтому для их операторов требования третьего пакета не критичны, но для "Газпрома" они совершенно неприемлемы.

В отношении "Южного потока" распространение на него положений третьего пакета означает, что управлять этим газопроводом, построенным на деньги инвесторов, будут сторонние компании, которые сами будут определять тарифы на транзит и свободно допускать в трубу газ от иных поставщиков, не вложивших ни цента в ее строительство. Как неоднократно признавали российские представители, если Еврокомиссия не даст "Южному потоку" статус трансъевропейской газовой магистрали (который был предоставлен в свое время Nord Stream), дающий освобождение от действия третьего пакета, то никакого "Южного потока" не будет.

Очевидно, на то, что Европейская комиссия не изменит свою позицию по данному вопросу, рассчитывает и украинское правительство, на протяжении последних дней неоднократно выразившее свою солидарность Брюсселю. Однако стоит присмотреться к тем причинам, в силу которых еврокомиссар Г.Эттингер столь критично настроен по отношению к "Южному потоку".

Так вот, главная претензия Г.Эттингера заключается в том, что "Южный поток", якобы, препятствует строительству газопровода Nabucco — любимого проекта Европейской комиссии, направленного на обеспечение поставок каспийского газа в Европу в обход "газпромовских" сетей. Этот вопрос сейчас приобрел первостепенную важность, поскольку именно в последнее время появилась, по сути, первая возможность наполнить трубу Nabucco, превратив этот проект из чисто политического в коммерческий. Речь идет о строительстве Транскаспийского газопровода, который должен соединить газовые месторождения Туркменистана с азербайджанско-турецкой сетью.

До последнего времени Туркменистан всерьез не рассматривался европейцами в качестве потенциального поставщика газа для Nabucco. Его резервы считались относительно ограниченными. Весь туркменский газ выкупался Россией, а затем и Китаем. Да и положение с правами человека было в Туркменистане весьма далеким от идеального…

Однако открытие уникального месторождения Южный Иолотань – Осман, похоже, являющегося по своим запасам вторым в мире, и начало добычи газа на шельфе Каспийского моря у туркменского побережья изменили все. Теперь у Туркменистана должно хватить газа на всех, а чтобы поставить его в Европу, необходимо построить газопровод Восток-Запад, соединяющий месторождения в центральной части страны с каспийским побережьем, а затем проложить еще одну трубу по дну моря в Азербайджан, где берет свое начало Nabucco.

Магистраль Восток-Запад пропускной способностью 30 млрд куб м в год уже строится с середины прошлого года и должна вступить в строй в 2015 г. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов уже пообещал эти же 30 млрд куб м газа в год главе Еврокомиссии Жозе Мануэлю Баррозу. Осталось только решить вопрос с Транскаспийским газопроводом, для чего Еврокомиссия уже получила мандат на переговоры как с Туркменистаном, так и с Азербайджаном. Проблема здесь заключается в том, что Каспийское море официально не поделено, поэтому Россия и Иран при желании имеют полное право заблокировать это строительство.

Можно предположить, что беспрецедентное давление Еврокомиссии на участников проекта "Южный поток" представляет собой банальный торг. Как открыто заявил Г.Эттингер, Брюссель считает своим приоритетом диверсификацию поставщиков и поэтому никак не может согласиться на то, чтобы азербайджанский и туркменский газ попадал в Европу через контролируемые "Газпромом" трубопроводы. В то же время, если Россия не будет препятствовать строительству Транскаспийского газопровода и Nabucco, Еврокомиссия, очевидно, в состоянии предложить ей в обмен несколько "пряников".

Прежде всего, это разрешение на строительство "Южного потока", но с условием, что через него будет прокачиваться только российский газ, тогда как азербайджанский и туркменский пойдут другими маршрутами в обход России. Затем Г.Эттингер намекает на возможность предоставления России дополнительных контрактов. В настоящее время в странах Евросоюза идет выработка новой единой энергетической политики, которая во многом будет определять перспективы регионального газового рынка на несколько десятилетий вперед. Одна из важнейших проблем, которая будет решаться при выработке данной политики, заключается в выборе приоритетных энергоносителей.

Ранее Еврокомиссия делала основную ставку на возобновляемые источники энергии, однако энергия ветра и солнца оказалась слишком дорогостоящей и ненадежной. Атомная энергия после аварии на японской АЭС "Фукусима-1" окончательно вышла из фавора. Уголь не рассматривается в принципе из-за высокого уровня эмиссии парниковых газов и высоких затрат на минимизацию этой эмиссии.

Остается газ, который со всех точек зрения представляется идеальным решением проблемы. Однако, по словам Г.Эттингера, по соображениям энергетической безопасности Еврокомиссия не может согласиться, чтобы большая часть поставок поступала из одного источника. В то же время большая диверсификация может подвигнуть европейские страны на расширение потребления природного газа без боязни попасть в зависимость от кого-либо.

Как прямо заявил Г.Эттингер, России было бы выгоднее иметь долю в 30% на рынке объемом 600 млрд куб м в год, чем 40% при 400 млрд куб м. Может быть еврокомиссар блефует и Евросоюзу в любом случае придется наращивать потребление и импорт газа независимо от степени диверсификации поставок. Но сейчас политика Брюсселя имеет именно такую направленность. России предлагается "обменять" "Южный поток" на Nabucco и, в принципе, Москва может пойти на такую сделку.

К тому же проблемы, связанные с прокладкой трубы через Каспийское море, далеко не исчерпываются возможным российским противодействием. Китай, который уже готов давать деньги на разработки "Южного Иолотаня", очевидно, будет претендовать на туркменский газ. Для китайцев строительство трубы в Европу так же не выгодно, как и для россиян.

Не ясна и позиция Азербайджана. Разумеется, Президент Ильхам Алиев будет обещать Еврокомиссии все, что угодно, но объективно строительство Транскаспийского газопровода для Азербайджана не слишком выгодно. Это сейчас азербайджанский газ нужен всем. На него претендуют Россия, Турция, Евросоюз, готовые торговаться друг с другом. Но как только с восточного берега Каспия пойдет туркменский газ, Азербайджан тут же потеряет свою локальную монополию и превратится во второстепенного игрока.

Украинское правительство, похоже, приняв возражения Г.Эттингера против "Южного потока" за чистую монету, радостно поддержало проект Транскаспийского газопровода, углядев в нем альтернативу российскому проекту, чем он, естественно, не является. Наоборот, прокладка трубы через Каспий категорически не выгодна Украине.

Во-первых, как признает Г.Эттингер, Транскаспийский газопровод не отменяет "Южный поток". Более того, в европейском варианте через подводную черноморскую магистраль должен пойти именно тот газ, который сейчас заполняет ГТС Украины. Еврокомиссию вполне устраивает, если Россия будет диверсифицировать маршруты поставок своего газа, лишь бы Москва не мешала Еврокомиссии диверсифицировать источники поставок.

В то же время, при отсутствии Nabucco, достаточно велика вероятность того, что через "Южный поток" пойдет не только российский, но и азербайджанский, и среднеазиатский газ. Это автоматически обеспечит более высокую загрузку ГТС Украины.

Во-вторых, строительство Транскаспийского газопровода и Nabucco ставит крест на всех планах Украины по диверсификации поставок газа. Это сейчас Азербайджан может обещать построить завод по сжижению газа под украинские потребности, а Туркменистан — возобновить поставки в Украину после 2015 г. Как только Европа протянет на Каспий свою трубу, никаких излишков газа для Украины ни у Азербайджана, ни у Туркменистана не остается. При этом Nabucco пройдет слишком далеко от Украины, чтобы можно было всерьез говорить о каких-то отводах.

В-третьих, нынешняя конфронтация между Россией и Еврокомиссией в некотором роде выгодна Украине, так как позволяет ей играть на противоречиях между двумя более сильными игроками. Однако, если Москва и Брюссель смогут договориться полюбовно о разделе "южного газового коридора", роль Киева в этом раскладе падает до минимума.

Впрочем, в раскладе с "Южным потоком" и Nabucco Украина уже не является ни субъектом, ни даже объектом. Она лишняя. И все решения относительно этих проектов будут приниматься без ее участия и без учета ее интересов. Европа в отношении поставок газа, как и в любом другом, будет придерживаться своих и только своих интересов, которые могут не только не совпадать с украинскими, но и прямо противоречить им. И об этом не стоит забывать всем сторонникам европейской интеграции.

Хотя все равно уже поздно…

Виктор Тарнавский


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.