Перейти к содержимому

Социология и реформы в Украине




Недавно разговаривал с другом, человеком чрезвычайно умным, но не принадлежащем к экономической сфере. Часть его работы заключается в постоянных разъездах по украинским селам, поэтому я решил в ходе беседы заодно переспросить, как он относится к снятию моратория на продажу земли. Его ответ и наш последующий диалог развернулся в таком ключе, что, по моему скромному мнению, удостоился поста.

- Ты знаешь, я против. Мораторий, конечно, штука плохая, но у меня полностью отсутствует доверие к власти. И у людей, кстати, тоже. Я видел пару твоих материалов об экономическом эффекте открытия рынка, -ты делаешь большую ошибку акцентируя внимание на таких вещах как инфографика, факторный анализ и расчеты. Дело вовсе не в этом. Поверь, все прекрасно понимают, что после снятия моратория они могли бы зарабатывать больше. Есть, конечно, свой процент фриков, но он очень незначителен. Идеологический конфликт между сторонниками и противниками моратория лежит в политической плоскости: первые считают, что правительство более чем коррумпировано и мы рискуем увидеть пьесу “Хозяин” в реальной жизни, вторые же либо более лояльны к власти, либо более прагматичны.

-Что ты имеешь ввиду?

-К примеру, фермеры относятся к группе прагматичных. Они допускают вероятность того, что государственные земли могут быть распределены немного мутновато, особенно на местном уровне, но их это мало интересует. Все равно они не получают никакой выгоды от того есть у государства какая-то собственность или нет. Более того, часто даже бюджет не получает от этого никакой выгоды: земли, контролируемые местной властью, обрабатываются приближенными к ним людьми, а по документам простаивают из-за “отсутствия заявок на аукционе”, к которому, как ты понимаешь, обычных фермеров никто и близко не подпустил. С другой стороны, украинский менталитет, вспомни хотя бы “Землю” Кобылянской или “Сто тысяч”, заставляет этих фермеров различными праведными и неправедными путями скупать земли, раздавая при этом взятки всем, кому только можно. Очевидно, что они, находясь в положении “дойной коровы”, против моратория, при любом положении дел на Грушевского.

-Ясно. А какова позиция пайщиков?

-У тех, которые обрабатывают свои земли сами—такая же, как и у фермеров. Ну, собственно, они и есть фермерами. Насчет остальных, - сдающих земли в аренду, все немного сложнее. Кто-то получил пай по наследству, но давно проживает в городе и не может никак его сбыть. Он, конечно, подписал арендный контракт на 49 лет, но, если мораторий снимут, и цена на его участок хоть немного подрастет, он тут же признает контракт никчемным и выставит землю на продажу. Таких пайщиков в целом немало, но гораздо меньше нежели проживающих в селах. (Прим.- согласно результатам опрашивания КМИС в 2015 году--11,9% пайщиков желают продать свою землю). Именно последняя группа наиболее противоречива. Номинально, они категорически против введения земли в оборот, и я думаю это закономерный результат ПР-кампании, которая велась на протяжении шестнадцати лет. Даже сейчас эти люди прислушиваются не к мэтрам современной экономической науки вроде Пасхавера или Пинзеныка, а к Батькивщине и Оппозиционному блоку. Население всегда боялось перемен, а здесь его еще и запугали, конечно же они будут против каких-либо изменений. Также учти, то что их почти не охватывают каналы коммуникации, выстроенные правительством, и селяне совершенно без понятия, что они там наверху задумали. Вдруг снятие моратория означает, что их паи должны быть возвращены в государственную собственность, а потом проданы злым китайцам? (Прим. – 96% владельцев паев, выступающих за продление моратория, признались, что не читали законодательных актов или аналитических отчетов по земельной реформе и только 15% встречали публикации на эту тему в СМИ- КМИС, 2015). Поэтому, отрицание ими свободного рынка земли нужно воспринимать не как неодобрение результатов, которые ожидаются после завершения земельной реформы, но как неприятие любых действий текущей власти.

Итог: в феврале 2014 года текущая власть считалась народной и у нее был полный карт-бланш на проведение любого рода реформ, в том числе земельной. Однако нарастающий конфликт интересов внутри коалиции и череда совершенно глупых репутационных провалов по типу Рошена, Липецка и безвиза выбила у нее из-под ног эти возможности. Доверие, а с ним и рейтинги полетели вниз, - окно возможностей закрылось. Теперь только двое из трех ключевых субъектов земельных отношений поддерживают проведение реформы. Парламентарии, преследуя цель
переизбраться в следующий раз, не желают рисковать и традиционно продлевают мораторий еще на год, что выглядит как “мы за, но давайте не при нас”. В свете того, что подобное хеджирование политической карьеры обходится Украине в целые проценты роста ВВП, МВФ включил в список обязательных требований внесение в парламент законопроекта об обороте земель. По сути, это второй шанс для правительства провести земельную реформу и стимулировать аграрный сектор, перенаправив временное недовольство населения на внешнего кредитора. Но осознают ли парламентарии всю ценность предоставленной им возможности?

Прикрепленное изображение: moraotor.jpg

Автор Григорий Кукуруза


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.