Перейти к содержимому

Украина обречена на возобновление сотрудничества с МВФ




Кредит МВФ выполняет важную роль: служит источником вдохновения для международных спекулянтов или «инвесторов». Логика проста: если Фонд дает деньги — значит, заемщик сможет расплатиться, а потому можно покупать его долги.

Украинцы занимают в банках в лучшем случае под 15–20% годовых, примерно на таких же условиях получают кредиты малые и средние предприятия. Очень крупные компании-экспортеры способны привлечь финансирование под 9–10% на внешних рынках, и это считается большим успехом. Интересно, что можно подумать о заемщике, отказавшемся от кредита на несколько миллиардов долларов под неимоверные 3%? Одно из двух: либо у него денег куры не клюют, либо его вежливо попросили «зайти в следующий раз».

Яростный сторонник первой версии — премьер-министр Николай Азаров. Перенос сроков приезда миссии МВФ с августа на октябрь он преподнес как победу украинской делегации на переговорах с представителями Фонда в Вашингтоне. О транше, предположительно на сумму $3 млрд, который правительство могло получить уже в сентябре, а теперь, возможно, вообще не увидит до конца года, Николай Янович заявил буквально следующее: «А он нам нужен сейчас? Вот я отвечаю за финансы страны и я отвечаю: не нужен. Так для чего я буду сейчас увеличивать государственный долг? Для чего я буду ухудшать сейчас параметры страны на мировых рынках?» И позже добавил: «Никаких препятствий для получения транша не существует».

Необходимо отдать должное премьеру. Подобная речь звучит намного убедительнее, чем фразы «для девальвации гривни нет никаких оснований» и «экономических причин для роста цен нет», вызывающие у граждан годами выработанный рефлекс, как в известном мультфильме: «Шо, опять?». Учитывая сильно развитую фобию населения к кредитам, желание властей снизить долговую нагрузку может только приветствоваться. Вот только деньгами Фонда не принято разбрасываться. Хотя по большому счету миллиарды МВФ и не деньги вовсе. Их невозможно потратить, обменять или сохранить. Очередной транш Фонда, в отличие от предыдущего, может быть зачислен только в резервы Нацбанка и никакого другого применения не предусматривает. Проще говоря, $3 млрд — это знак отличия, нашивка, свидетельствующая о том, что ее обладатель точно знает, что делать со своими, а не только с чужими деньгами. Конкретнее — как снизить дефицит Пенсионного фонда и Нафтогаза Украины. Ответов на эти вопросы у правительства нет, поскольку обе проблемы сопряжены с большими социальными издержками: в первом случае необходимо повышать пенсионный возраст, а во втором — увеличивать плату за газ.

Кредит МВФ выполняет еще одну важную роль: служит источником вдохновения для международных спекулянтов или «инвесторов». Логика проста: если Фонд дает деньги — значит, заемщик сможет расплатиться, а потому можно покупать его долги. В случае Украины этот знак отличия вообще не мешало бы заменить на тату.

Что бы ни рассказывал премьер, экономика остро нуждается в притоке капитала. Собственно, благодаря деньгам инвесторов стране удается сохранять платежный баланс с небольшим профицитом. Если совсем упростить, то с помощью внешних кредитов перекрываются наши промахи во внешней торговле, отличающейся хроническим превышением импорта над экспортом. Без долгов стабильность не только гривни, но и всей экономики просто невозможна.

Нарушить шаткое равновесие проще простого. С начала года международные спекулянты медленно, но уверенно сбрасывают украинские облигации. По данным НБУ, за 8 месяцев нерезиденты продали ОВГЗ на 3,6 млрд грн. Естественно, эти деньги были конвертированы в доллары. Потери страны — $450 млн. В общем, мелочи. Но это только начало.

До конца года нужно вернуть по долгам около 50 млрд грн. Второе полугодие вообще самое тяжелое для правительства. Крупнейшая выплата — погашение кредита перед ВТБ Банком на $2 млрд. За счет чего? Ну, если не «ухудшать параметры своей страны», как говорил премьер, остается только уговорить россиян об отсрочке. А тем временем в Минфине, надо полагать, тайком от шефа, не желающего делать долги, систематически ухудшают «параметры» государства. Аукционы по размещению ОВГЗ проводятся один за другим. Вот только никто не решается покупать украинские долги с доходностью ниже 9–10% годовых. Последние три аукциона августа не принесли в бюджет ни копейки. Какие уж тут 3% по кредитам Фонда?

Дальнейшее развитие событий предсказуемо. По мере приближения выплат Минфин расщедрится, заметно завышая ставки доходности по ОВГЗ, расплачиваясь одновременно за срочность и «неуступчивость» премьера. Сколько предложат спекулянтам — 12–25% годовых, не суть важно. К выкупу долгов наверняка подключат Нацбанк, и без того крупнейшего кредитора правительства. За 7 месяцев 2011-го его портфель ОВГЗ уже увеличился почти на 10 млрд грн. Для сравнения: в 2010-м — на 13 млрд грн.

Схема проведения операций тоже известна. НБУ будет продавать валюту для поддержания стабильности курса, получая взамен гривню и тут же направляя ее на скупку бумаг через рефинансирование банков, не пуская деньги в оборот. В результате все довольны: отечественный дензнак под контролем, Минфин на редкость успешно продает ОВГЗ, инфляция в рамках приличия. Учитывая размер резервов НБУ в $38 млрд, как минимум до конца года точно продержимся. Цена вопроса — несколько миллиардов. Потом, когда иссякнет и эта возможность, наступит период сильного раскаяния, осознания допущенных промахов, может быть, кому-то предложат уйти, и очередная делегация полетит в Вашингтон уже с совсем другим настроением, с готовностью подписывать какие угодно соглашения с МВФ и даже их выполнять.


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.