Перейти к содержимому

Art Kyiv Contemporary: шик, блеск, красота




Art Kyiv Contemporary или просто «Арт-Киев» проходит в седьмой раз. Организаторы заверяют, что формат события изменен: теперь это не ярмарка, а форум. В «Мистецькому Арсеналі» выставлены экспозиции 20 галерей из шести стран: Украины, Австрии, России, Италии, Германии и Франции, при этом галереи попросили подготовить не просто подборки работ, а именно проекты.

Со своей стороны «Арсенал» тоже презентовал несколько спецпроектов. Секция «Исключительно живопись. Новейший украинский фигуратив» имеет в качестве куратора бессменного Александра Соловьева и включает то, что наши актуальные художники способны создать в фигуративной плоскости. Все участники проекта давно известны и в «Арсенале» выставлялись неоднократно: Василий Цаголов, Арсен Савадов, Александр Ройтбурд, Максим Мамсиков, Игорь Гусев, Виктор Сидоренко, Влада Ралко, Андрей Сагайдаковский, Артем Волокитин, Юрий Пикуль, Гамлет, Анатолий Ганкевич, Павел Керестей, Эдуард Колодий, Никита Кравцов, Зоя Орлова, Сергей Попов, Илья Пруненко, Дмитрий Сидоренко, Маша Шубина, Леся Хоменко.

«Импортных» экспозиций две: «Х. Десять» (выставка 80-ти работ модного московского дуэта Александра Виноградова и Владимира Дубосарского) и «Творческое наследие и миф Виктора Вазарели».

Виктор Вазарели — французский художник венгерского происхождения, которого считают одним из основателей художественного направления оп-арт. Его разработки повлияли также на дизайн, архитектуру. Куратор выставки Тибор Чепеи дружил с художником и собрал огромную коллекцию его работ: в «Арсенале» выставлены 120 сериграфий (особая разновидность шелкографии — многократное наложение слоев краски), 20 объектов (композиции из стекла или керамики), манифесты и теоретические изыскания художника.

Помню, среди тотальной серости СССР 1970-80-х Вазарели был настоящим открытием. Его творчество, построенное на броских, до рези в глазах, оптических эффектах, казалось выходом в лучший мир. Теперь же эти картины — в «Арсенале» они занимают несколько залов — скорее, факт истории искусства, наследие определенной эпохи. Сегодня перенасыщенные контрастными цветами, играми с перспективой и линией, геометрически выверенные композиции кажутся больше близкими сфере дизайна. Становится понятным, что Вазарели не столько разрабатывал новый язык живописи, как пытался создать определенную комфортную среду, которая переживет своего автора, и это ему в конце концов удалось.

В целом же создается впечатление, что седьмой «Арт-Киев» стал — возможно, даже поневоле — обзором в первую очередь таких доступных для массового зрителя стилей, как поп-арт и постмодерн. В первую очередь это касается «Новейшего украинского фигуратива», который, собственно, и составлен из произведений преимущественно отечественных постмодернистов, пришедших в искусство еще в конце 1980-х и с тех пор принципиально не изменившихся. Более молодые авторы придерживаются приблизительно того же русла. Признаки неизменны у всех: цитатность, ирония, которая за последние 10 лет ощутимо потеряла в легкости, заигрывание с образами кино и масс-медиа.

Виноградов и Дубосарский («Х. Десять» собрана из четырех их циклов «Danger! Museum» (2009), «На районе» (2010), «За отвагу» (2011), «Ретроспектива» (2012)), которые также принадлежат к постмодерной матрице, имеют два важных отличия: умеют эффектно себя преподнести и всегда чувствуют веяния времени. Когда были популярны разного рода герои и супермены — рисовали Ельцина и Шварценеггера, когда в тренд вошла социальная тематика, выпустили «На районе» — цикл полотен из жизни обычного московского предместья, когда путинский режим начал раздувать культ победы во Второй мировой войне, сделали очень длинную картину «За отвагу» — коллективный портрет ветеранов; формат полотна, которое у Виноградова и Дубосарского редко бывает меньше человеческого роста, тоже имеет значение.

Они умеют нравиться, потому что работают с четко узнаваемыми образами и темами, апеллируют к безотказным рефлексам и рефлексиям публики: любой зритель хотя бы на секунду задержится возле картины с длинноногой красавицей в мини-юбке, тем более если красавица одета в милицейскую форму. Можно, конечно, много рассуждать на тему того, что это некий иронический срез современной русской реальности, как это делают дружественно настроенные к Виноградову и Дубосарскому искусствоведы, однако будем откровенны: эти двое в первую очередь являются одаренными конъюнктурщиками, которые всегда будут в центре внимания. И это — важный момент, который нельзя недооценивать: именно своим успехом авторы «На районе» диагностируют общество.

Также крупными, яркими композициями, инсталляциями, скульптурами пытаются привлечь аудиторию участники «Итальянской платформы». Самое интересное, на мой взгляд, происходит в украинской галерейной части. Именно там заметно, что наше искусство разнообразно по жанру и стилистике. Запоминается новый цикл работ одного из лучших украинских живописцев Матвея Вайсберга (галерея «Триптих») — мощная цветовая пластика просто завораживает. По-своему интересна меланхоличная графика харьковчанина Гамлета (Зинкивского). Признанные киевские абстракционисты Петр Бевза и Александр Литвиненко удивляют инсталляцией из металла «Несуществующая трава». Подобные находки разбросаны по всем проектам — стоит лишь поискать.

А в основном здесь — шик, блеск, красота, прямо как в полузабытой песенке из советского фильма. Актуальное искусство потому так и называется, что отражает состояние общества. А состояние сейчас таково, что, невзирая на все политические муки, градус буржуазности непрестанно растет — что влечет за собой соответствующий запрос на культуру. Хорошо это или плохо? Как посмотреть.

Седьмой форум Art Kyiv Contemporary продолжится в столичном «Мистецькому Арсеналі» до 18 ноября.

Дмитрий Десятерик


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.