Перейти к содержимому

Выбор редактора

Евгения Додина, интервью со звездой




Сегодня в театре "Габима" премьера спектакля «Простая история» по роману Шмуэля Агнона. Играет Евгения Додина, ставшая за 25 лет жизни в Израиле настоящей звездой. Вряд ли такую судьбу предвидели в ГИТИСе, когда в начале 80-х приняли на учебу девушку из провинциального Могилева. В Израиле Додина развернулась во всю силу своего таланта. Она играет ведущие роли в главном театре страны, недавно два израильских фильма с ее участием - "Анна" и "Неделя и один день" - стали призерами Каннского фестиваля.

- Помните свои первые впечатления от Израиля?
- Конечно. Я оставила хмурую зимнюю Москву, а приземлилась в солнечной стране с пальмами. Шла по улице, и мне улыбались, что оказалось совершенно неожиданно. Разве на советских просторах было принято улыбаться на улице незнакомым людям? И эта открытость лиц - первые израильские воспоминания.

- Никогда не хотели сменить имя на более израильское?
- Нет, и никогда не скрывала свои корни. С акцентом, правда, приходится бороться по сей день. А имя свое я получила в память о бабушке Хаве. Она умерла во время войны от голода. Искали аналоги этого имени, и так пришли к Жене…

- Вы родились в Могилеве, корни вашей семьи оттуда?
- Семья моей мамы родом из белорусского местечка Княжицы, прапрадед был раввином. Местечко было смешанное, семью мамы любили. И когда случались погромы, соседи защищали. Часть родственников в начале войны успела эвакуироваться, часть осталась в той земле… Когда я ехала в Израиль, мама попросила меня передать список с их именами в музей Катастрофы «Яд ва-Шем»

- Женя, а вы росли в театральной семье?
- Нет, я росла в семье педагога и детского врача. Мама увлекалась искусством. А я сама в школе интересовалась математикой. В школьный театральный кружок записалась только в 14 лет, и неожиданно мне это понравилось. Родители моей идеей стать актрисой не загорелись, но все-таки в Москву отпустили. Мама сказала: «Езжай, а когда вернешься, займешься делом».

- А что означало, по их мнению, делом?
- Приобрести стабильную профессию, стать инженером или врачом.
Поступила я не сразу. Во ВГИКе мне дали понять, что и пытаться нечего. Тогда один абитуриент посоветовал попробовать ГИТИС. Так я оказалась в сквере напротив этого института, могилевская полненькая девушка с косой и в платье для школьного выпускного вечера, этакий типаж. А вокруг москвичи, студенты, вид у них такой богемный.


- Не растерялись?
- Не успела. Прилетел добрый ангел. Им стала прекрасная актриса Марина Игнатова. Она случайно зашла к знакомым в приемную комиссию, а те, заскучав, попросили привести кого-нибудь необычного. Самой необычной в тот момент оказалась я.

- Прошли с первого раза?
- О, эта длинная история. Я и готова не была как следует, исполнила какую-то народную песню. Но меня выслушали и даже разрешили к следующему дню подготовиться, выучить монолог. Я выбрала монолог Катерины из «Грозы», слушал меня театральный режиссер, педагог Андрей Александрович Гончаров. Ему сказали про меня: «Девочка странная, но что-то в ней есть». Гончаров все же отправил меня домой. Сказал, что в таком возрасте, а мне еще не было семнадцати, ему пока не понятно, насколько я талантлива, и посоветовал приехать на следующий год.
За этот год я по настоянию родителей поступила в машиностроительный институт. Училась плохо, на двойки и тройки. Свои первые аплодисменты я получила, когда пришла забирать документы оттуда (улыбается).
На следующий год я поступила в ГИТИС, на курс Анатолия Васильевича Эфроса и Анатолия Александровича Васильева.


- Женя, а не страшно было бросить работу в московском театре и уехать в Израиль?
- Я проработала четыре года в театре Маяковского. Даже получила комнату в коммуналке. Однажды во время репетиции подошел ко мне Евгений Арье и спросил: «Женя, ты ведь еврейка?» Услышав ответ, рассказал, что он и Слава Мальцев набирают театральную труппу, чтобы вместе ехать в Израиль, и предложил присоединиться. В день, когда он пришел за ответом, я играла роль без слов. Помню, что стояла на сцене и вдруг подумала, что мое будущее в Москве понятно. Может, в Израиле откроется новая дверь?.. Когда сообщила родителям, мама сказала, что дед всегда втайне мечтал переехать в Израиль. Позже мама и сестра тоже репатриировались. Ну а я... Окунувшись в жизнь нового театра, я поняла, что мое место здесь, в Израиле.

- Зрителям актеры часто кажутся небожителями. А как решаются, например, бытовые проблемы в вашей жизни? Остается время на дом, создание уюта?
- Ну конечно, и у нас есть быт, как у всех... Когда дочка была маленькой, мне очень помогала мама. К счастью, члены моей семьи не требовательные, и многие бытовые вопросы решаются между прочим. Мне свойственно накапливать их, а затем заниматься всем тем, чем не занималась долгие месяцы. И у меня всегда есть поддержка от мужа, который не любит меня обременять бытом. Но я с удовольствием готовлю что-то вкусное, чтобы побаловать родных. Вчера, например, приготовила картофельные оладьи, в Белоруссии их называют драники, мои домашние были очень довольны.
Полный текст беседы с Е. Додиной о личной жизни, кино и театре - сегодня в "Вестях".
Текст: Лина Городецкая, фото: "Едиот ахронот"


Источник: www.facebook.com/VestyIsrael/


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.