Перейти к содержимому

О проблемах российского образования




Кто о чём 1 сентября, а я о языке, на котором мы говорим о проблемах образования. Потому что эта тема представляется мне не менее, а то и более важной, чем обсуждения того, как российским вузам догнать и перегнать MIT, Стэнфорд и Оксфорд с Кембриджем.

Тезис №1. В моём представлении, базовая аналогия для системы образования, которая используется в российских околоэкспертных обсуждениях, - это "фабрика по производству нужных людей". И аналогия эта категорически устарела. Она досталась нам вместе с большими проектами модерна и, как тот мозговой подселенец, живёт в головах где-то с конца XVIII века, спасибо Великой Французской революции. Соответственно, образовательный процесс по инерции рассматривается как ряд технологических операций по превращению сырья в некий готовый продукт, а образовательные организации, соответственно, - как производственные комплексы, которые должны приносить прибыль или хотя бы работать в ноль.

Тезис №2. Даже если продолжать использовать устаревшую аналогию с производственными комплексами, получается смешная история. Например, в корпоративном праве / управлении США сейчас снова разворачивается дискуссия по поводу raison d'etre корпораций: сторонники подхода shareholders' value, лет 10-15 почивавшие на лаврах, получают чувствительные пинки от "новой старой" школы - и по поводу функционала корпораций в социуме, и по поводу социальной справедливости (понимаю, что в российских условиях это звучит смешно, но тем не менее). В частности, обсуждения impact investment - это тоже часть дискуссии по поводу raison d'etre корпораций и корпоратов, этакий новый виток спирали в части "ответственности компаний", того, что "компании должны производить башмаки, а не деньги", и пр. Иными словами, мы используем не просто устаревшую аналогию, а ещё и устаревшую версию устаревшей аналогии.

Тезис №3. Какая из аналогий будет более продуктивна для обсуждения образования - хороший вопрос, и ответа на него пока нет. Но, похоже, у наших западных коллег есть понимание, что индустриальная метафорика уже отработана ("фабричное производство", компетенции на выходе и пр.), условная пост-индустриальная - тоже (спрос и предложение, рынок, маркетинг и пр.). Сейчас англо-саксы обсуждают, преимущественно, complexity и динамику сложных / сверхсложных систем (см., например, неплохой сборник статей "Complex Dynamical Systems in Education" 2016 года), включая отдельные методические и методологические моменты из теории катастроф в применении к системе образования. В российской ситуации трансфер терминологии из complexity theory возможен, но, как мне кажется, категорически недостаточен. И вот почему.

Тезис №4. Для пересборки языка, на котором мы рассуждаем о системе образования, мы вынуждены будем обращаться вовсе не к техническим и не к организационным вопросам (и это, кстати, касается не только образования). Сейчас во многих сферах идёт обсуждение "этичности". Не важно даже, чего, пусть будет "этичность" в вакууме. Впереди планеты всей, конечно же, - технологическая сфера с её вопросами использования новых платформ, от биотеха до больших данных. Подчёркиваю: обсуждаются не бизнес-модели, не технологические особенности производственных систем и не грядущие прибыли, а, буквально, целеполагание технологического развития, лежащее в этической и, шире, ценностной рамке. Изоморфные дискуссии сейчас разворачиваются в образовательной сфере, например, США, когда штаты обсуждают систему оценки деятельности школьных учителей. То ли мерять через college enrollment на выходе (цель школьного образования - поступление в колледж), то ли через привычную систему формальных тестов (цель - получение некоего набора знаний), то ли вообще через опросы учеников, в том числе - замеров "уровня счастья" (цель - помощь в самореализации, в том, что у наших англоязычных коллег называется "to feel completed").

Тезис №5. Итак, нужно пересобирать цели и ценности, а ни аналитический, ни управленческий, ни уж тем более политический протоколы, бытующие в России, не позволяют осуществить их публичное обсуждение. Ценности и цели - зона стыдливого умолчания или, в лучшем случае, кондовых шаблонов неопределённости в духе предвыборных кампаний. Потому что обсуждение ценностей означает, что придётся отвечать на неудобные вопросы. Если рассуждать во всё той же аналогии с производственной системой, то кто и как выдаёт ТЗ на "нового человека" - продукт этой системы? Почему именно на этого человека, почему именно это ТЗ - и с каких таких щей его формулируют именно эти люди? Какого будущего хотят авторы ТЗ, если хотя хоть какого-то и проектируют ТЗ оттуда, а не из своих светлых воспоминаний 50-летней давности - о мороженом по десять копеек и пионерских зорьках? Знает ли "сырьё" о том, какое будущее ему готовят, - и о том, какова его роль в этом будущем?.. И это ещё без учёта того, что целеполагание образования сейчас тоже стоит на распутье, как тот рыцарь: направо, налево, прямо... Или вообще ракетный ранец использовать и рвануть подальше, в смысле - переложить ответственность за определение целей и ценностей на потребителя, да и дело к концом?

Тезис №6. Короче. Без обсуждения целей и ценностей (или, чёрт возьми, хотя бы предпочитаемых рациональностей) ни одна модель, хоть аналитическая, хоть управленческая, хоть метафорическая, списанная у западных коллег, не сработает. И можно сколько угодно ходить по высоким кабинетам и показывать красивые презентации про космические корабли, бороздящие просторы Большого театра, продавать красивые новые слова и концепты, но всё это останется имитацией бурной деятельности - и, более того, имитацией коммуникации - до тех пор, пока разговор о ценностях таки не будет произведён. И никакие увольнения, чистки и разносы за продолбанные полимеры не помогут. Потому что именно ценности и цели задают рамочные требования для всего происходящего - хоть для подбора метафор и аналогий, хоть для поиска оргпрактик, хоть для замеров эффективности системы образования.

Тезис №7. И таки да, это - классическая шизофреногенная ситуация. Она полностью изоморфна мегапроектам, подходу "партия сказала - надо" и прочим прекрасным вещам, параллельно с которыми не могут существовать ни самоопределение, ни личная ответственность - и с которыми отлично уживается обыденное зло (в понимании Ханны Арендт, например). И из этой ситуации есть условно-личный выход - создавать пространство доверительного разговора со всеми, до кого можно дотянуться, - но нет выхода организационного, системного. Во всяком случае, я его не вижу.

Автор: Наталья Андреева


При полном или частичном воспроизведении интернет-ресурсами материалов сайта, указание автора и прямой гиперссылки на материал обязательно. Печатным СМИ перепечатка без письменного разрешения администраци запрещена . Администрация может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.